[sticky post]Оскорбление чувств.
miolnulv
В наше время опасность загреметь за "оскорбление чувств ворующих" достаточно серьезна. А избегнуть ее можно простым профилактическим действием. Для заключения о составе преступления, требуется нашим левоохранительным органам, такой фактор, как "мотив преступления". И, если есть нечто, на что можно сослаться, как на фактор, убирающий подозрение в наличии мотива, возможность загреметь или заплатить штраф в большинстве случаев, либо переходит в простое суровое "ай-яй-яй" от господ полицейских или же напрочь исключает вас из числа подозреваемых в преступлении.

Государство, под видом защиты ВСЕХ верующих, прилагает все усилия, чтобы защищать лишь наиболее выгодные ему группировки. Но даже в этих условиях есть простой и изящный ход, позволяющий вам не только высказывать собственное мнение, оставаясь на свободе, но, даже доносить его до самого "оскорбляющегося" адресата, ничем уже не рискуя.

Помните Святослава с его "иду на вы"? Это послание не отменяло самой войны князя, но позволяло ему избегнуть осуждения в подлости или "нарушении прав человека", говоря современным языком. Вы можете сделать аналог этого "иду на вы". Просто не забывайте прикреплять к каждой новой аватарке (если нет возможности закрепить изложенное ниже в качестве первого поста) отлично видимый текст следующего содержания:

"Мнение данного человека о ваших религиозных и политических взглядах, а так же о вас лично и ваших пристрастиях, может сильно отличаться от вашего мнения. Потому, чтобы избежать возможной оскорбленности, вам рекомендуется не ознакомляться с мнением данного человека".

Перед законом вы будете чисты, поскольку право на изложение собственного мнения у вас, согласно Конституции РФ, имеется, а негативные последствия вы постарались предотвратить. Соответственно ваша деятельность не будет пресечена, а творчество - уничтожено. Это первый плюс.

Второй плюс - это будет ваша своеобразная визитка, позволяющая отличить свободомыслящего человека и оппозиционера. Признак, по наличию которого вас сразу будут опознавать единомышленники.

А третий плюс в том (и это самый большой плюс), что шакалье, рыскающее по сетям с целью "оскорбиться", все равно не сможет удержаться от соблазна прочесть ваши мысли, а значит - получит заслуженный дискомфорт в филейной части организма, но пожаловаться на "оскорбление" в полицию этот организм уже не сумеет.

Мера простая, изящная и эффективная. Главное - не забывать о профилактике: этот предупреждающий текст всегда должен быть на глазах у ваших противников, а потому - не забываете обновлять его.

А еще - пожалуй я попрошу репоста: эту меру стоит внедрить.

Ярилин день 2017. Усть-Ижора
miolnulv










Скрытимир Волк. Выступление на международном фестивале Мгинские мосты 2017
miolnulv
Сегодня проходил международный литературный фестиваль "Мгинские мосты", в котором один известный вам язычник (да, Скрытимир) неожиданно для себя стал лауреатом в номинации "историко-патриотическая поэзия".














Пенькопоклонничество в язычестве и христианстве.
miolnulv
Пенькопоклонничество в язычестве и христианстве.

На эту мысль меня натолкнул интересный разговор с представителем христианства (представитель был адекватный, потому и разговор носил характер разностороннего исследования темы, с неадекватом такие не получаются).

Суть в том, что язычников представители примитивного антиязычества довольно безграмотно обвиняют в поклонении неодушевленным предметам, которое сами, игнорируя научные определения, именуют пенькопоклонничеством, и противопоставляют культу своего, якобы "истинного" бога.

Споры об этом противопоставлении могут идти в двух направлениях. Либо следует встречное справедливое утверждение о поклонении христиан доскам (иконам), после чего стороны переходят на личности ввиду невозможности представить друг другу принципиальные отличия в аргументах. Либо, в ответ на языческий аргумент о "портрете бога", или же о "магии подобия" (и т.п.) сторонник примитивного антиязычества старается свести диспут в такие дебри казуистики, которые сделают полемику бесперспективной, ввиду потери изначальной темы.

Но обе стороны не учитывают один немаловажный фактор. Дело в том, что развитие человека в первобытные времена обеспечивало его выживание как вида. А развитие, само по себе, было прямым следствием умения находить причинно-следственные связи. Выживали лишь те социумы, у которых это умение давало меньше всего сбоев. Соответственно, у первобытного человека выработалась вполне утилитарная логика. А такая логика сама по себе исключает пенькопоклонничество, как предмет бессмысленный. Однако же, почти два миллиона лет развития человека, хоть и исключили пенькопоклонничество из его жизни, но не убрали из нее ни анимизма, ни фетишизма, которые позже дали начало прочим видам религии. Видимо, логика человека сочла анимизм и фетишизм полезными, способными повысить шансы на выживание.

А теперь простые примеры из жизни первобытных людей. Желая сохранить облик (пусть и идеализированный) хорошего руководителя, либо же желая почтить вождя его портретом, первобытный художник мог создать изображение уважаемого лидера, и окружить оное почетом и перенести на него церемонии, причитающиеся живому вождю. Человек мог поражать рисунки и статуэтки животных, желая "магией подобия" увеличить шанс на добычу. Человек мог одушевлять копье, восхищаясь его убойными свойствами и надеясь на постоянную надежность использования своего оружия. Это фетишизм. Но ни один человек не стоял под копьем с открытымм ртом, ожидая, что с оружия в рот посыплются куски мяса. Ни один человек не ел "убитую" магией подобия статуэтку вместо нормальной добычи. И вряд ли нашлось бы много человек, ожидающих распоряжений от изображения вождя при живом его оригинале. Потому что именно такие поступки и приводили бы человека или социум к гибели. Так могли поступать только самые примитивные особи или особи настолько жалкие, что просто не принимались социумом в круг людей, имеющих права. И вот эти идиоты, которые ждут, что с копья мясо посыплется, вместо того, чтобы идти с копьем (даже и с "умоленным", "умилостивенным") бить зверя - это и есть те самые пенькопоклонники. Именно такими пробуют примитивные антиязычники выставить представителей других вер, исполняющих определенные обряды с культовыми предметами. Происходит грубейшая подмена понятий представителями антиязыческих сообществ с целью дискредитации иноверцев. И эта подмена, в свою очередь, проистекает из библейской ксенофобии, возведенной в ранг "божьего слова".

Хотя, если говорить именно о пенькопоклонничестве, как об алогичном поклонении неодушевленному предмету с целью получить некое "благо" именно от этого самого предмета, то именно такая черта свойственна огромному количеству представителей христианской религии. Можно привести примеры поклонения "обломку святого креста господня", или "гвоздям, держащим Христа на кресте", "Копью судьбы" (прошу, кстати, вспомнить, какие примеры с копьями я приводил выше), различным орудиям пыток, которые считаются причастными к подвигам "мученников". Что это, как не примитивное пенькопоклонничество? С точки зрения магии подобия - они не связаны напрямую с божественным, с точки зрения "портрета" - так же таковым не являются. Не считаются они и "одушевленными" неживыми предметами, каковыми у язычников бывали оружие и орудия труда. И c религиозно-философской точки зрения это - просто свидетельства неких событий, связанных с божеством. С точки зрения религиозного мракобесия (пенькопоклоннического типа), эти предметы - источник всяческой благодати и генератор "чудес". И десятки тысяч человек во все времена засилия монотеизма, шли к этим "обломкам креста", гвоздям и копьям не ради того, чтобы прикоснуться к истории, подобно уважительным посетителям музеев. Они шли с четкой конкретной целью - проведя набор определенных действий (поставив свечку, отбив поклоны, и, особенно, "приложившись") меркантильно получить себе некую "благодать" или "чудо" - богатство, здоровье, прекращение череды неудач и т.п. Я повторю, эти обряды не связаны с магией подобия, христианство отрицает наличие души в неживых предметах, потому речь идет не о фетишизме, а именно о пенькопоклонничестве. И совершенно не важно, будет мракобес сидеть перед корявым пнем или перед "обломком креста господня" униженно прося его о благе для себя. Пенькпоклонничество останется пенькопоклонничеством. В то время, как настоящие язычники будут общаться с богами, пребывающим рядом с ними, а настоящие христиане будут искать бога в своей душе.

(С) Скрытимир

Наследие Арконы
miolnulv
Здравствуйте, мои дорогие.
Сегодня мs кратенько разберем бестселлер Дмитрия Гаврилова, известного в кругу своих собутыльников, как "волхв Иггельд".
Для начала маленькая прелюдия: разбор прочтения проводится язычником/родновером/и т.п., потому речи идти об
идеологических разногласиях не может, все замечания будут по качеству самой работы.
Труд нашего немного известного "волхва" называется "Наследие Арконы". Для тех, кто не в теме, Аркона - это был город-
святилище на острове Рюген в Балтийском море, известный тем, что оказался в числе последних уничтоженных оплотов
славянского язычества. Ну, а теперь по сути...

История начинается с того, что главный герой по имени Игорь терзается болью побоев и удивлением от того, что славяно-
языческое кунг-фу на ринге, отчего-то оказалось пшиком, который и отправил его на инвалидность, а его сенсея Всеслава - в
морг. Несколько раз боль перемешивается с сознанием уплывшего из под носа денежного выйгрыша, коего так ждали его
единомышленнники из Круга, которые, разумеется, бескорыстно говеют о распространении своего мировоззрения.
Славяно-горицкому пшику довольно долгое время поются диферамбы, перемешанные с нелепыми клюквенными терминами,
призванными обозначить ту или иную технику, либо же прием. Но по сюжету пшик остается пшиком, и тоскующий о голом кармане
Игорь прибывает к деду Олегу.

Здесь он оказывается уже Ингваром и ведет с дедом долгий задушевный разговор. Дед, стесняясь признаться, что допился до
белочки, скромно называет себя последним из рода волхвов, и начинает стандартный долбославский промыв мозга на тему
первранной истории и "как оно на самом деле было". А было так, что Русь на самом деле русы называли Гардарикой,
Аркона - же звалась "Ахрон"-охрана, на русском Крите попы уничтожили всех быков, купола обозначают половой орган,
русские-этруски наравне с рускописьменными асами и ванами, и т.п. А сам Игорь оказывается уже избранником высших сил,
которому предначертано будущее.

В следующей сцене Игорь Избранный ("Нео") топает уже в лес к немного бомжеватому мужичку Власу. У Власа оказывается много
антикварного барахла, которое должно находиться в музее, но отчего-то пылится в схроне лесного бомжа. Следует угощение,
после чего герою уже начинает мерещиться прошлое на блюдечке, избушка, топающая курьими ножками за лес, а хозяин здорово
раздулся в размерах (грибочки были явно не простыми). Сам Влас скромно, но ежеминутно намекает, что он - бог. Скромный
бомжующий бог, стерегущий краденный антиквариат. Между делом оказывается, что скандинавские боги и особенности
мировоззрения - на самом деле русские, например Один и Вальгалла. На странном скандинаво-славянском капище Игорь получает
колдунский меч-посох-копье (да когда-же грибы-то его попустят?!) и отправляется в прошлое на тысячу лет назад, защищать
Аркону. Самое логичное решение для инвалида. Чтобы как-то переделать будущее, о чем нет ни одной внятной инструкции.
Учитывая, какое ему дали оружие, логично предположить, что миссия воинская, а при учете того, что его отправили в срок
падения Арконы - вроде все понятно. Но последняя просьба деда - не пытаться спасти Аркону. Видимо автор Гаврилов
окончательно отмахнулся от логики и решил гнать клюквенный экшен.

Собственно, Игорь-Ингвар оказывается на Руяне, причем привычным всем человеком, а не чужаком. И он, собственно, почти
забыв о своем прошлом (для остальных - будущем) с головой окунается в клюкву. Далее - клюква, клюква, клюква... Потом еще
клюква, клюква, клюква... Ни сюжета, ни ценных параллелей с археологией или историей... Картины быта - безжизненная
отсебятина, производящая впечатление дешевых декораций. При прочтении этих страниц возникает привкус крашенного пыльного
картона. Да, кстати, совсем незначительно упоминается, что остров как-то вяло готовится к последней схватке с данами.
Для разнообразия творческой пустыни на страницах, Гаврилов как-то убого переводит сюжет на более древние времена - годы
крещения Руси. Но сам вскоре убеждается в бессилии этой вставки и возвращается к изначальному сюжету.

В нем Игорь
встречает трех странников, одного из которых, соверешенно внезапно зовут Иггельд-Инегельд. И далее, автор
начинает расхваливать себя на страницах собственной книги: "широкоплечий, высокий рыжеволосый скальд с гладко выбритым
лицом, что выглядело крайне необычным среди русых бородатых ругов. С чела на щеку у него сползал свежий, багровый
запекшейся кровью шрам. За спиной незнакомца виднелись рукояти двух слегка изогнутых легких мечей, такие многие века
спустя назовут шашками. Видимо, пришелец владел в совершенстве не только искусством скальдскапа, а также мастерством
кровавым и прозаичным."
Этакий Конан-варвар варяжского разлива, которым реальный Иггельд в реальной жизни так и не стал. Кстати, шашка - оружие с прямым клинком, реже - слабо изогнутым. Рассуждая о кривизне шашек, Гаврилов дал понять, что этого оружия он в глаза не видел.

После невнятного сюжета знакомства, автор снова переносит читателя в вялое повествование об истории Руси времен Ярослава
Владимировича. Пересказав скучным и пафосным языком русские летописи, Гаврилов снова возвращается к главному герою.

(Кстати, это уже пятая часть его книги прочитана)

А Игорь со товарищи все еще как-то неубедительно готовит остров к обороне. И так много-много страниц.
Еще много страниц поется диферамбов страшному долбославскому кунг-фу, которое герой изучал в будущем.
И большие куски текста посвящены похвале колдунскому оружию Игоря, которое он, уже более четверти книги так и не применил
для дела. Да и сам ничего не сделал, откровенно говоря, кроме того, что пропел у костра несколько песен 20-го века.

Потом события начинают развиваться. Горят города Руяна, и волхвы спешат увезти с острова "дощки" со священными текстами.
Здесь Гаврилов делает отсыл к знаменитой фальсификации - Велесовой книге, которую в 20 веке так же именовали "дощками"
или "досчатой книгой". Но мысль о том, что подделка, якобы не подделка, Иггельд более подробно развел в других своих
трудах, здесь же он просто намекнул, в расчете на то, что читатель за сюжетом проглотит и этот намек.

Затем начинается вторжение, и Игоря уже не видно, зато во всю геройствует его нынешний отец Святобор. Он в одиночку
кидается на всю рать данов, убивает почти всех, но не успевает достать руководителей. А чтобы он никого больше не убил,
христианский чернокнижник натравливает на Святобора около десятка воинов-зомби. После этого автор выпивает еще литр
залпом, и из под его пера выходит такое батальное полотно битвы славянского берсерка с десятком христианских мертвяков...
Вобщем, почти победив Святобор уходит.

А Игорь... Он все еще ничего не делает.
(Где-то середина книги)

Не самая худшая часть посвящена рассказу о том, откуда взялись христианские зомби-спецназовцы. Но она - единственно хотя
бы "среднее" по качеству место книги.

Битва возле Арконы в изложении Гаврилова напоминает толкиенстский файт по своей вялости. Ну, и как всегда - славянские
берсерки мужественно отражают все атаки христиан.

И при бое в святилище Игорь, наконец-то догадывается, что его чудо-меч, способный убивать даже тенью, может убрать фактор
численного перевеса у противника и разить зомби-спецназ. (кстати, это уже половина книги) Но успевает Игорь как-то
немного...

Зато убивает врагов десятками нововведенный герой - аватара Гаврилова-Иггельда - скальд Инегельд. И даже зомби-спецназ
не может остановить его сияющие мечи. Жаль, что в реальной жизни иггельд получил в своей среде кличку "всех посажу", за
излюбленный метод решения конфликтных ситауаций при помощи правоохранительных органов. но в книге-то он герой, да, герой!

Во время боя при кораблях, русы прокусывают кожу своих щитов, чтобы добраться до стимулирующих трав, зашитых под нею. Я
сравниваю с написанным текстом двухмиллиметровый чепрак своего щита, который даже раскаленным шилом трудно проколоть, и с
сожалением констатирую - настоящих щитов Дмитрий Гаврилов никогда не видел. А попытка таким образом объяснить привычки
скандинавских берсерков... Ну, сами придумайте определение, у меня фантазия небогатая.

Ах, да, Игорь все-таки догадывается, что один из зомби-спецназа христиан - это искалечивший его в будущем на ринге
соперник. Тот самый, что сломал долбославское кунг-фу ему и его учителю вместе с самолюбием и костями.

В решающей схватке Игорь убивает зомби, потом убивает еще раз (да, у Гаврилова такое иногда в голову приходит), потом
убивает почти всех врагов и погибает, так, толком, ничего и не сделав ни для истории, ни для сюжета. Хотя нет, он
очухивается на ринге победителем, его тренер жив, долбославское кунг-фу победило, и мысли радостно щекочут заработанные
боем деньги. А христианского зомби-спецназа уже нет.

И начинается часть вторая - в нашем времени.

И ничего особенного. Игоря стараются исподволь выцепить ребята из какой-то секретной организации, что приводит к скорому
взрыву в его квартире и окончательно гибели главного героя. Приз за бесполезность в студию. Автору - замечание по поводу
очередной долбославщины, в этот раз - на тему "тайного мирового правительства". Главными героями становятся: в прошлом -
уцелевший бересерк Святобор, а в нашем времени - неизвестно как туда закинутый Иннегельд-Иггельд, так непохожий на своего
одноименного создателя. Святобор выкупает с переплавки приллвицкие священные изображения (Гаврилов намекает на известную
фальсификацию литейщика Шпонгольца - якобы языческих идолов из Приллвиц). А Инегельд тусит с толкиенистами (что реальный
Иггельд очень даже делал), избивает гопоту и азиатов (чего реальный Иггельд не делал никогда), а так же таскает с собой
колдунский меч почившего Игоря. Секретное братство вербует в свои ряды ученых. И все это до самого финала перемешивается
со скандинавскими сагами, призванными запролнить пустоту сюжета, и неким пьяным бредом, выдаваемым автором за волошьи
откровения и языческую философию. И так до самого конца книги, которая так же заканчивается - ничем...

Всех благодарю за внимание. А кому эта книга интересна в подробностях - могу ее прочесть самостоятельно.

Роль христианской церкви при массовых эпидемиях прошлого.
miolnulv
Роль христианской церкви при массовых эпидемиях прошлого.

(Отрывки из книги "По следам минувших эпидемий". Авторы: доктор медицинских наук, профессор-эпидемиолог К. Н. Токаревич и кандидат биологических наук Т. И. Грекова. Рецензенты — доктор философских наук М. И. Шахнович, доктор медицинских наук В. А. Постовит.)


Часть 1. Общее
После падения Римской империи, где охране общественного здоровья уделялось немало внимания, наступившая в Европе эпоха христианства знаменовала собой общий упадок знаний, полученных опытным путем. Христианство заняло резкую оппозицию по отношению к языческому культу здорового и красивого человеческого тела, которое теперь признавалось лишь бренной, недостойной забот оболочкой. Физической культуре нередко противопоставлялось умерщвление плоти. Болезни стали рассматривать исключительно как божье наказание за грехи, поэтому их возникновение уже не связывали с нарушением элементарных норм санитарии и гигиены.

Достаточно красочное описание средневекового города, являвшегося буквально рассадником заразы, можно найти в книге Г. Ф. Вогралика «Учение об эпидемических заболеваниях» (Томск, 1935): «Король Филипп-Август, привыкший к запаху своей столицы, в 1185 году упал в обморок у раскрытого окна своего дворца, когда проезжающие мимо него телеги расшевелили нечистоты,

Часть2. Чума.

Никто не знал, как спастись от черной смерти. Посты и молитвы не помогали. Тогда люди кинулись искать спасения в веселье. Процессии танцующих, призывающих к милости святого Валлиброда, — защитника от чумы — потянулись по улицам и дорогам. Одно из таких танцевальных шествий изобразил на холсте, датированном 1569 годом, художник Питер Брейгель Старший. Картина находится в Амстердамском государственном музее. Этот обычай — устраивать массовые танцы для борьбы с чумой, несмотря на его полную бесполезность, долго сохранялся среди голландских и бельгийских крестьян.

В начале XVI века вышла книга «Противочумный режим, составленный врачами Базеля». На анатомических таблицах этого издания черными кружками обозначены бубоны различной локализации (бедренные, паховые, подмышечные), а линиями были указаны вены, из которых следовало производить кровопускание в том или ином случае. Поскольку наиболее типичным для чумы является бедренный бубон, то на всех гравюрах и рельефных скульптурных изображениях святого Роха, покровителя чумных больных, последний демонстративно выставляет напоказ бубон, расположенный именно в этом месте.

Заглядывая в прошлое, стоит вспомнить эпидемию чумы 1542–1545 годов, разразившуюся в Женеве, где обосновался один из вождей церковной реформации Кальвин. Проповедники, требовавшие обязательно звать священника к постели больного, испуганные смертью одного из своих собратьев, нарушили собственные установления. Среди них не нашлось никого, кто бы отважился пойти в чумной госпиталь и выполнить свой долг духовника. В оправдание Кальвин вынужден был заявить, что «не годится оставлять всю церковь на произвол судьбы, дабы помочь ее части». А чтобы жители города не обратили свой гнев против трусливых пастырей, Кальвин попытался отвлечь народ судебным процессом над нищими. Несчастных пытками заставляли сознаться в том, что это они вызвали чуму с помощью дьявольской мази, которой намазывали дверные ручки. Но уловка не достигла цели, и престиж Кальвина сильно пошатнулся. Этот эпизод красочно описан С. Цвейгом в очерке «Совесть против насилия. Кастеллчо против Кальвина».(Цвейг С. Очерки. Художественная и публицистическая библиотека атеиста, М., 1985.) Россию чума также посещала издавна. Еще несторовская летопись упоминает, что в 1090 году в Киеве от «мора» в течение двух недель погибло 7 тысяч человек. На протяжении XIII–XVIII столетий чума неоднократно опустошала Киев, Москву, Смоленск, Чернигов. В XIV веке в Пскове и Новгороде она уничтожила две трети населения, а в Глухове и Белозерске все жители вымерли поголовно.

Когда чума вспыхнула в Пскове, обезумевшие от ужаса жители города направили послов в Новгород к епископу Василию с просьбой приехать к ним и вымолить у бога прощение. Епископ прибыл в Псков, обошел его с крестным ходом и по дороге в Новгород скончался от «черной смерти». Новгородцы поместили гроб с телом своего духовного владыки в Софийском соборе, и народ повалил толпами для последнего прощания. Трагические последствия не замедлили сказаться: в городе вспыхнула эпидемия, которая затем двинулась дальше, не пощадив и Москвы.

<...>Историк повествует, как суеверные псковитяне, желая смягчить небо, сожгли двенадцать женщин, объявленных ведьмами.

<...>Мемуарные записи свидетельствуют, что москвичи не столько боялись чумы, сколько карантинов и больниц, и поэтому скрывали больных. Они не хотели отрешиться от христианского обычая обмывать покойников, давать им «последнее целование», провожать до могилы, хотя все это лишь способствовало дальнейшему распространению эпидемии. К мнению врачей и наиболее просвещенных представителей духовенства, пытавшихся ввести ограничения в исполнение этих обрядов, прислушивались весьма неохотно. Жертвой толпы стал, например, архиепископ московский Амвросий (Зертис-Каменский). Он отменил старинный обычай собираться утром безместным священникам у Спасских ворот, где их нанимали служить обедню, петь молебны, отправлять панихиду; приказал священникам исповедовать и причащать больных, не прикасаясь к ним, а через двери и окна; не отпевать умерших, не завозить их в церковь, а отправлять прямо на кладбище; запретил крестные ходы и ежедневные молебны о прекращении эпидемии.

Однако эти распоряжения смутили религиозный народ и восстановили его против архиепископа. Непосредственной причиной трагической гибели Амвросия и бунта народа послужило следующее. На Варварских воротах, которые вели в примыкавший к Кремлю Китай-город, издавна висел старинный образ Боголюбской божьей матери. Какой-то человек рассказал толпе, что ему явилась во сне богородица и объявила, что так как никто в течение тридцати лет не совершал молебна и не ставил свечи ее образу, то господь решил послать каменный дождь на Москву. Она еле умолила его не делать этого, и тот якобы ограничил наказание москвичей трехмесячным мором. Эта весть облетела город, и население повалило к Варварским воротам, где молебствия шли с раннего утра до поздней ночи. Здесь был поставлен сундук для сбора приношений, который быстро наполнялся деньгами. Так как икона висела высоко над воротами, для того чтобы ставить свечи, принесли лестницу, и тем самым загородили проход и проезд.

Архиепископ приказал снять икону и отобрать пожертвованные деньги. Возбужденная этими мерами толпа 15 сентября с криком: «Богородицу грабят!», бросилась избивать солдат и подьячего и устремилась к Чудову монастырю, где жил Амвросий. Предупрежденный архиепископ выехал в Донской монастырь.

Чудов монастырь был опустошен, разграблены погреба, сдававшиеся под винные склады. Библиотека, картины, утварь уничтожены или разворованы. На другой день, узнав, что Амвросий скрывается в Донском монастыре, народ повалил туда. Обнаружив спрятавшегося в алтаре архиепископа, его вывели через задние монастырские ворота; кто-то ударил его колом по голове, и в свалке он был растерзан.(Подробнее см.: Шамаро А. Смерть архиепископа. — Наука и религия, 1971, № 11.)

Часть3. Холера.

[Здесь речь пойдет не о самой церкви, а о последствиях насаждаемого ею мракобесия]

Летом 1892 года крестьянин Петр Усов был приговорен военно-полевым судом к смертной казни. Приговору суда предшествовали весьма трагические события. Жаркий июнь в Поволжье перевалил на вторую половину, когда в небольшом городке Хвалынске поползли тревожные слухи о том, что в Саратове объявилась холера. Собравшаяся на городской площади толпа жадно внимала возбужденному оратору. «Православные! — надрывно выкрикивал он. — Не давайтесь в руки власти, все начальство и доктора подкуплены англичанкой вас морить — она, вишь, хочет завладеть всем нашим царством. Меня в Саратове пьяного схватили и повезли в больницу, бросили силой в ванну, тут разум у меня и помутился». В толпе раздались сочувственные возгласы, и ободрённый вниманием рассказчик красочно живописал, как очнулся в гробу, засыпанный известкой, как бежал из больницы вместе с другими такими же бедолагами и как вечером народ, узнав, что в больнице живых людей морят, учинил расправу над врачами: «Уж и потешились наши душеньки! Всех перебили. И живучие, скажу вам, люди: ты его хватишь ножом в бок, кровища так и свищет, а он хоть бы что: стоит себе и шабаш. В другого таким же манером палили из пистолета — все равно не берет. Спасибо кто-то догадался хватить его задней осью по голове, — ну, и капут!»
Что же произошло в Саратове? Оказывается, двухтысячная толпа громила квартиры врачей и полицейских, сожгла временную холерную и разграбила губернскую и городскую больницы, поверив нелепому слуху о том, что врачи специально морят народ и отравляют воду в колодцах и пищу в чайных для бедных. Население, особенно старообрядцы, отказывалось выполнять врачебные предписания. Петр Усов после погрома в Саратове перебрался в Хвалынск, где и явился зачинщиком беспорядков, в результате которых санитарный врач Молчанов, пытавшийся улучшить водоснабжение, был буквально растерзан обезумевшей толпой…

<...>Н.С. Лесков писал: «Когда летом 1892 года, в самом конце девятнадцатого века, появилась в нашей стране холера, немедленно же появилось и разномыслие, что надо делать. Врачи говорили, что надо убить запятую,[13] а народ думал, что надо убить врачей. Следует добавить, что народ не только так «думал», но он пробовал и приводить это в действие. Несколько врачей, старавшихся убить запятую для лучшей пользы делу, были сами убиты».

[Нередко народ возвращался к древним языческим способам отстоять село от болезни. И тогда уже последствия торможения церковью науки испытывли на себе сами священники]

Стоит ли удивляться, что в народе долго сохранялись суеверные представления о природе и сущности холеры. Мы уже говорили, что для предотвращения эпидемий крестьяне нередко прибегали к опахиванию. Г. Попов, изучавший особенности русской народно-бытовой медицины, приметы и поверья, связанные с болезнями и способами их лечения, приводит случай, свидетелем которого он явился в Калужской губернии. Одна из баб горячо объясняла сельчанам, что первый встреченный ими во время опахивания (все равно мужик или баба) — это и есть холера, принявшая человеческое обличье, а потому надо бросить и соху, и борону, изловить ее и бить до смерти. Если встретится поп, то и его не щадить, потому что холера часто превращается именно в попа, чтобы избежать людского гнева.

Часть 4. Проказа.

Людей с явными признаками болезни изгоняли из поселений, чтобы избежать заражения. В более поздний период для них стали организовывать специальные убежища. Поскольку многие из них создавались по почину ордена св. Лазаря, учрежденного крестоносцами, то вначале их называли лазаретами, а позднее стали именовать лепрозориями. В XVI веке в Европе насчитывались тысячи таких убежищ. Стоило родственникам заболевшего или соседям обнаружить, что кто-то заболел проказой, как больного тотчас заковывали в цепи и церковный трибунал приговаривал его к смерти. Затем инсценировался один из жестоких и зловещих ритуалов, к которым была склонна католическая церковь в период средневековья.

Больного отводили в храм, где священник вручал ему специальную одежду серого цвета. Затем несчастного заставляли лечь в гроб, служили заупокойную мессу и относили гроб на кладбище. Священник произносил над могилой: «Ты мертв для всех нас». И после этих слов человек навсегда становился отверженным. Отныне его пожизненным убежищем становился лепрозорий. Выходя за его территорию, прокаженный обязан был извещать о своем приближении звоном колокольчика или трещоткой. На шее у него висел мешок для подаяний, на сером плаще нашивался особый знак: скрещенные руки из белого полотна или гусиная лапа из красного сукна — символ заболевания, нередко сопровождавшегося постепенным отмиранием конечностей. Обращаясь к кому-либо или отвечая на вопрос, прокаженный обязан был стоять против ветра и прикрывать рот полой плаща.

Поверье об исключительной стойкости очагов прокаты существовало еще в прошлом столетии. В 1834 году Проспер Мериме был назначен инспектором исторических памятников и национальных древностей. В «Заметках о путешествии по югу Франции» он вспоминает о храме св. Иакова в Перпиньяне, построенном в конце XIII века на месте старинного лепрозория: «Когда больше не стало прокаженных, решили убедиться, что место, где они обитали, не угрожает здоровью, и для того, чтобы увериться в этом… (на примере людей презренных) поселили там сперва евреев. Когда увидели, что никто из них ничем не заразился, их оттуда изгнали и воздвигли храм».

<...>В денежном отчете (См.: Андрусон В. И. Крутые ручьи. Колония прокаженных, с. 64, 65, 69.) за 1909 год в графе «приход» кроме добровольных пожертвований и денег, поступающих на содержание больных от земств, значатся 7 рублей 46 копеек — кружечный сбор в пользу больных и 10 рублей, ассигнованных на устройство детского приюта главным управлением Российского общества Красного Креста. В то же время из этого отчета следует, что по счету мастера за починку 12 сборных кружек было уплачено 18 рублей, а на оборудование приюта затрачено 2767 рублей 63 копейки! Из средств общества семьям больных за год было выплачено пособий на сумму 174 рубля, в то время как стоимость стирки белья за это время составила 389 рублей 64 копейки. Средства, отпускаемые земским управам на пособия для больных, были еще более мизерными. Так, в связи со смертью больных не были выплачены и соответственно возвращены Полтавской губернской управе 6, а Самарской губернской управе 2 рубля. Ни о каких научных поисках эффективных методов лечения в существовавших в то время лепрозориях не могло быть и речи, ибо скудных средств хватало лишь на содержание одного врача, на плечах которого лежали и административные, и лечебные обязанности. Немногого стоило высочайшее покровительство императрицы над этим обществом для борьбы с проказой!

В числе почетных членов совета общества были митрополиты Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний и Палладий, священник Иоанн Кронштадтский, протоиерей Мещерский, а среди действительных членов общества для борьбы с проказой насчитывалось несколько настоятелей и настоятельниц различных монастырей. Однако из богатой церковной казны в пользу больных перепадали лишь незначительные суммы, собранные с прихожан. Зато церковные иерархи настоятельно рекомендовали введение в жизнь обитателей лепрозориев религиозного культа, в связи с чем и эти деньги расходовались в основном на постройку церквей при колониях.

Не менее показательны сведения, почерпнутые из «Отчета комитета по призрению прокаженных города Астрахани за 1910 год». Приют для больных был открыт в 1896 году на средства от частных пожертвований, и к указанному времени в нем проживало 47 человек, преимущественно крестьян. Составители отчета вынуждены были констатировать, что лечение прокаженных не входит в задачи приюта. Поэтому в 1909 году на медикаменты не было затрачено ни одного рубля, зато расходы на богослужение, говение, масло, ладан и пр. составили 152 рубля 90 копеек. В 1910 году пришлось все же потратить на лекарства и перевязочные средства 21 рубль 52 копейки, но это во много раз меньше суммы, истраченной на религиозные церемонии.

В число евангельских легенд входит случай исцеления Иисусом Христом больного проказой (Евангелие от Матфея, Марка и Луки). В Евангелии от Луки, кроме того, говорится и об исцелении десяти прокаженных сразу. Господь отослал их к священникам, чтобы испытать веру просивших, и на пути в Иерусалим они исцелились. В небольшой стихотворной повести Гартмана фон Ауэ, созданной им после возвращения из крестового похода в 1197 году, также описан случай «чудесного» избавления от проказы. Заболевший «зловещей заразой» рыцарь тщетно ищет помощи у лекарей и наконец получает поистине дьявольский совет — омыть тело кровью невинной девушки. Девушка, согласившаяся принести себя в жертву, нашлась, но рыцарь отказался купить здоровье ценой ее жизни. В награду за это на пути к дому произошло чудо: он исцелился.

Существовали ли какие-нибудь предпосылки для возникновения этих и подобных им легенд или они являются плодом чистейшей фантазии? Дело в том, что в развитии системных болезней с кожными проявлениями, причиняющими столько страданий, существенную роль играют неблагоприятные условия жизни, психотравмирующие влияния, особенности предболезненного состояния. Многие видные клиницисты относят эти заболевания к психосоматическим, подчеркивая целесообразность применения психотерапии и назначения наряду с местно действующими средствами общеукрепляющих и седативных, то есть успокаивающих. Наши предки, для которых проказа была божьим проклятием, по-видимому, могли ошибочно принимать за нее экзему или нейродермит. В таких случаях сильное внушение действительно могло сыграть определенную роль в благоприятном исходе заболевания. В частности, библейский Иов, которого церковь объявила покровителем больных проказой, по мнению Г. Н. Минха, страдал именно хронической экземой. И тяжелые субъективные ощущения, и струпья, и темный цвет кожи, и резкое исхудание укладываются в клиническую картину этого заболевания.

Часть 5. Сибирская язва.
[вроде "чудесные" исцеления.]В дореволюционной России сибирская язва была частым заболеванием среди крестьянства. Отсутствие медицинской помощи способствовало широкому распространению в деревнях знахарского лечения, основу которого составляли различные заговоры. Их повторяли три раза, причем, приступая к чтению, следовало предварительно испросить божьего благословения. Поскольку крестьяне нередко принимали за симптомы грозного заболевания любой нарыв или даже прыщ, то естественно, что некоторые из них благополучно поправлялись. Это и способствовало вере в чудодейственную силу «целебного» заговора. Когда же опытный знахарь видел, что имеет дело с настоящей «сибиркой», то старался отделаться от больного, уверяя, что время уже упущено и заговор не подействует.

Часть 6. Малярия.

В середине XVII века распространилась весть, что в американских колониях существует красный порошок — чудодейственное лекарство от малярии. О нем ходило много легенд, содержавших и зерно правды. Рассказывали, что индейцы — аборигены Перу обнаружили озеро, по берегам которого росли деревья с красновато-коричневой корой. Во время бури некоторые деревья были вырваны с корнем и упали в воду. Случайно выяснилось, что горьковатая вода этого озера быстро излечивает болотную лихорадку, которая в тяжелой форме поражала население. Горький привкус придавала воде кора деревьев, названная «кинкина». Действие ее индейцы долго хранили в тайне, так как надеялись, что болотная лихорадка, истреблявшая тысячи завоевателей-испанцев, заставит их покинуть страну. Но тайна была наконец выведана, и кинкина излечила самого командующего испанскими войсками дона Хуана Лопеца де Каньяриса, жену испанского вице-короля графиню Цинхон и других европейцев. Кора после этого получила даже новое название «порошок графини».

На возвращавшемся в Испанию корабле кору доставили в Мадрид. Однако само «волшебное» дерево росло на труднодоступных склонах Анд и найти его в чаще буйной растительности было непросто. Лишь в 1678 году француз Ла Кондамин впервые увидел его воочию. Это вечнозеленое дерево отличалось красивой серебристой корой, блестящими розоватыми кожистыми листьями и светло-малиновыми цветками, собранными в метелки. Ученый послал гербарный образец растения Карлу Линнею, который назвал его цинхоной в честь графини Цинхон. Вывезти черенки дерева Кондамину не удалось, так как правительство Перу запрещало это под страхом смертной казни. Монахи-иезуиты быстро оценили экономическую выгоду красного порошка и монополизировали право продажи. Немало людей поплатились жизнью, пытаясь завладеть ценной добычей. Одному из них, Ледгеру, даже удалось вывезти семена хинного дерева, которое он рассчитывал культивировать где-нибудь на юге Англии. Однако этим планам не суждено было сбыться — Ледгер пал от руки подосланных убийц.

Часть 7. Цепной тиф.

Народная «профилактика» и лечение заразных болезней, в том числе сыпного тифа, были построены в основном на обращении к святым. Поэтому столь прогрессивно звучат слова Петра I, приписываемые ему А. Толстым: «От богословия нас вши заели…»

Часть 8.


Не отставало и европейское духовенство, которое проповедовало, например, что «натуральная оспа — милосердный дар провидения, посланный бедному человечеству: нечестно и святотатственно вырывать из рук Всемогущего подобный дар»; «Соприкосновение со скотом — есть осквернение творца». Католическое духовенство ожидало по вопросу об оспопрививании указаний от папы. В начале XIX века при папе Пии VII оспопрививание в Италии было запрещено.

В Монреале в 1885 году во время вспышки оспы католическое население под влиянием духовенства отказалось от прививок. Вопреки здравому смыслу была устроена торжественная процессия с молебствием — словом, созданы благоприятные условия для распространения инфекции. Более трезво настроенные протестанты почти не пострадали от эпидемии, так как сразу же подверглись вакцинации.

Что касается православного духовенства, в том числе петербургского, то оно ждало распоряжений из Синода и прислушивалось к веяниям из дворца. Только некоторые священники называли новый способ прививок «неслыханным фармазонством». Тем не менее, в книге Иллариона Чистовича «История С.-Петербургской духовной академии» (СПб., 1857) написано, что в 1798 году «Св. Синод признал нужным составить в Медицинской коллегии для руководства сельских священников книгу, в которой бы определено было число и существо простонародных болезней, во врачевание коих священникам входить должно, с показанием достаточных примет, степеней и периодов оных».
<...>
[Пример немногих случаев, когда церковь стремилась посодействовать прекращению эпидемий, а не обустроить за счет насаждения мракобесия собственное благополучие]Для разъяснения народу значения и пользы оспопрививания было привлечено духовенство. В церкви на углу Шпалерной и Воскресенской улиц на видном месте показывали детей, благополучно перенесших прививку.

Часть 9.Бешенство


Церковь насаждала в народе мнение о том, что так называемые священные реликвии обладают чудодейственной целебной силой. Паломники привозили из Иерусалима в Россию кусочки креста, на котором якобы был распят Христос, щепки от гроба господня и даже… «тьму египетскую», заключенную в стеклянные пузырьки. Поэтому случай, который произошел в 1896 году в Пензенском уезде, был достаточно типичным для того времени. Нескольких крестьян искусала собака. Пострадавших доставили в Казань, где им сделали прививки. Но два крестьянина, не доверяя докторам, обратились за помощью к местной знахарке. Та взялась их исцелить за хорошую мзду. Предписания знахарки были следующими: пить трижды в день воду с «кипарисных стружек от креста господня», усердно молиться о выздоровлении, а на утренней зорьке приходить к ней. А уж она будет их «отчитывать». Одежду же, в которой крестьяне были в момент нападения собаки, знахарка велела повесить на подволоке. Разумеется, все советы были выполнены. Поскольку заражения во время укуса не произошло, крестьяне не заболели, но благоприятный исход отнесли исключительно за счет вмешательства знахарки. При этом они уверяли односельчан, что своими глазами видели, как на двадцатый и сороковой дни одежда их дрожала как осиновый лист — это из нее бешенство выходило.


Часть 10. Сифилис.

Церковь насаждала в народе мнение о том, что так называемые священные реликвии обладают чудодейственной целебной силой. Паломники привозили из Иерусалима в Россию кусочки креста, на котором якобы был распят Христос, щепки от гроба господня и даже… «тьму египетскую», заключенную в стеклянные пузырьки. Поэтому случай, который произошел в 1896 году в Пензенском уезде, был достаточно типичным для того времени. Нескольких крестьян искусала собака. Пострадавших доставили в Казань, где им сделали прививки. Но два крестьянина, не доверяя докторам, обратились за помощью к местной знахарке. Та взялась их исцелить за хорошую мзду. Предписания знахарки были следующими: пить трижды в день воду с «кипарисных стружек от креста господня», усердно молиться о выздоровлении, а на утренней зорьке приходить к ней. А уж она будет их «отчитывать». Одежду же, в которой крестьяне были в момент нападения собаки, знахарка велела повесить на подволоке. Разумеется, все советы были выполнены. Поскольку заражения во время укуса не произошло, крестьяне не заболели, но благоприятный исход отнесли исключительно за счет вмешательства знахарки. При этом они уверяли односельчан, что своими глазами видели, как на двадцатый и сороковой дни одежда их дрожала как осиновый лист — это из нее бешенство выходило.

Как проходит день родновера-неоязычника по версии православных активистов.
miolnulv
Как проходит день родновера-неоязычника по версии православных активистов.

8.00 Разбудил звонок в дверь. Пришли из ЦРУ и заплатили за развал России, хулу на православие и вербовку несчастных обманутых душ. (Эта часть закапана завистливыми слезами антиязычников).

8.30 Принес жертву. Немного не донес. Пришлось нести заново, чтобы порадовать сатану.

9.00. Пришли евреи.Заплатили за развал России и хулу на православие.

9.30. Пришел Обама. Долго жал руку и благодарил за уничтожение России.

10.00 Устроил языческую оргию. Растлил пятьдесят девушек. Остальным велел записываться на растление завтрашним днем. (Эта часть мнения закапана завистливыми слезами антиязычниц)

10.10. Пришли из ФСБ и заплатили за поддержку Путлеровского режима.

11.00. Долго молился языческим богам - Сатане, Антихристу, Вельзевулу, Саваофу, Тертраграмматону, Элохиму и прочим херувимам и парикхмахерам.

12.00-15.00 Возводил хулу на православие и воинство христово, афедроном аки скимены рыкающее славу Господу.

15.00. Снова пришли евреи. Заплатили за развал России и хулу на православие.

16.00 Пришел Путин. Лично поздравил с принятием в спецслужбы ватной хунты.

17.00 Шарлатанскими практиками под видом целительства искалечил 200 женщин и детей.

17.05. Снова пришли евреи. Заплатили в третий раз за развал России и хулу на православие.

17.20 Казаки под окнами вызывали меня на честный бой. Не вышел, ибо сатана труслив и бежит бога.

17.40. Пробрался в церковь, вырубил трех вооруженных охранников, а само здание - сжег. Ибо фашист, бандит и террорист, прошедший специальную подготовку.

17.45. Пришли евреи. Снова заплатили за развал России. Обма ободряюще помахал мне рукой, зассывая соседний подъезд.

18.00. Меня лично посетил сатана и все спрашивал - не требуется ли чем помочь. Сказал ему, что без сопливых справлюсь.

18.10 Не справился, ибо не в силе бог, а в правде.

19.00 ЦРУ обещало подогнать мне спецназ, чтобы посеять в мирных блоггерах и церковных бабушках ужас и безнадегу, подготовив тем деморализацию лучших кадров Российской Православной Патриотической Армии, которая лишь одна имеет силу одолеть антихриста. И метеорит там отбить от Земли, ежели чо...

20.00 Возводил хулу на православие. Возвелась хула многоэтажная.

21.00 Привлек клеветой к несправедливому суду священника. Сказал, что он растлевал девочек. Ясен пень - враль языческая: всем известно, что отец Пидорис предпочитает мальчиков.

22.00 Евреи робко постучали в дверь и спросили - не нужно ли еще денег на развал России. Велел зайти завтра.

22.30. Упоролся всеми известными видами наркотиков общей массой на железнодорожный вагон и выжрал баррель водяры. (Эта часть закапана робкими завистливыми слезками самых юных антиязычников).

23.00 Кидал зиги, ибо фашист несчастный хуже Гитлера. Сам Гитлер признал это перед кучей заслуживающих доверия экспертов из местной паствы.

00.00 Всеми руками поддерживал геев и атеистов. Пришедшие еще раз евреи примерно прикинули количество рук и все-таки сунули в каждую по пачке денег.

01.00 После растленных в 10.00 полусотни несчастных девушек, хватило еще сил для...(Эта часть описывается антиязычниками с такими подробностями, о существовании которых неопытный человек и не догадывается).

01.30. Пришла мама (которая по версии антиязычников была принесена в жертву еще три года назад) и прогнала из-за компютера.

2.00 Снова пришли евреи и предложили заплатить премиальные.

2.05. Ушел спать, перейдя тем самым в наиболее опасное для целостности россии состояние и подвергнув РПЦ максимальной угрозе.

(С) Скрытимир

Осенины 2016
miolnulv







Солнцеворот 2016
miolnulv

















_________________
Делай, что должен, и будь, что будет.

Дом Козьминой и Васильева
miolnulv
Первая часть Солнцеворота началась с посещения домика Татьяны Козьминой и Бориса Васильева. Их дом мы приметили еще два года назад, на обратном пути, но связаться до самого выезда так и не смогли. Потому, к нашему стыду, пришлось тревожить хозяев без предупреждения. В древности традиция расписывать дома являлась признаком зажиточности хозяев. Подобные росписи я видел в Семенково (Вологодская обл) и в Витославицах (Новгород). Татьяна и Борис по сути возрождают традицию. И не вдаются в новоделы: стиль и многие сюжеты соотвествуют старинным.
Татьяна рассказала нам о доме, построенном еще в середине 19 века. Рассказала, как однажды он чудом уцелел на пожаре, полностью уничтожившем хозпостройку. Показала нам старинные кирпичи с клеймами (в том числе и "меченный лапкой"). Конечно, мы не имели права наглеть и проситься фотографировать внутреннюю роспись дома, которая ничуть не уступала внешней, если судить по отчетам наших предшественников. О том же, что представляет из себя творение Татьяны и Бориса - убедитесь на наших старых и новых фото.





































Старые фото








(С) Скрытимир

?

Log in