?

Log in

No account? Create an account
[sticky post]Оскорбление чувств.
miolnulv
В наше время опасность загреметь за "оскорбление чувств ворующих" достаточно серьезна. А избегнуть ее можно простым профилактическим действием. Для заключения о составе преступления, требуется нашим левоохранительным органам, такой фактор, как "мотив преступления". И, если есть нечто, на что можно сослаться, как на фактор, убирающий подозрение в наличии мотива, возможность загреметь или заплатить штраф в большинстве случаев, либо переходит в простое суровое "ай-яй-яй" от господ полицейских или же напрочь исключает вас из числа подозреваемых в преступлении.

Государство, под видом защиты ВСЕХ верующих, прилагает все усилия, чтобы защищать лишь наиболее выгодные ему группировки. Но даже в этих условиях есть простой и изящный ход, позволяющий вам не только высказывать собственное мнение, оставаясь на свободе, но, даже доносить его до самого "оскорбляющегося" адресата, ничем уже не рискуя.

Помните Святослава с его "иду на вы"? Это послание не отменяло самой войны князя, но позволяло ему избегнуть осуждения в подлости или "нарушении прав человека", говоря современным языком. Вы можете сделать аналог этого "иду на вы". Просто не забывайте прикреплять к каждой новой аватарке (если нет возможности закрепить изложенное ниже в качестве первого поста) отлично видимый текст следующего содержания:

"Мнение данного человека о ваших религиозных и политических взглядах, а так же о вас лично и ваших пристрастиях, может сильно отличаться от вашего мнения. Потому, чтобы избежать возможной оскорбленности, вам рекомендуется не ознакомляться с мнением данного человека".

Перед законом вы будете чисты, поскольку право на изложение собственного мнения у вас, согласно Конституции РФ, имеется, а негативные последствия вы постарались предотвратить. Соответственно ваша деятельность не будет пресечена, а творчество - уничтожено. Это первый плюс.

Второй плюс - это будет ваша своеобразная визитка, позволяющая отличить свободомыслящего человека и оппозиционера. Признак, по наличию которого вас сразу будут опознавать единомышленники.

А третий плюс в том (и это самый большой плюс), что шакалье, рыскающее по сетям с целью "оскорбиться", все равно не сможет удержаться от соблазна прочесть ваши мысли, а значит - получит заслуженный дискомфорт в филейной части организма, но пожаловаться на "оскорбление" в полицию этот организм уже не сумеет.

Мера простая, изящная и эффективная. Главное - не забывать о профилактике: этот предупреждающий текст всегда должен быть на глазах у ваших противников, а потому - не забываете обновлять его.

А еще - пожалуй я попрошу репоста: эту меру стоит внедрить.

"Как не долбиться в глаза", или кандидат исторических наук Лейбенсон Юлия Тарасовна
miolnulv

"Как не долбиться в глаза", или кандидат исторических наук Лейбенсон Юлия Тарасовна

Все началось с этой заметки:

"Очень значимой в моих изысканиях относительно античности стала диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Лейбенсон Юлии Тарасовны (клерикальной активистки, известной еще под леваком Бейле Гамарник ). Благодаря этой работе я узнал, что:

1) Можно назвать поэта Аристонима Аристоником (глава антиримского восстания в Пергаме);

2) Можно тверждать, что поэт Стратоник жил при дворе царя Боспора Перисада I, в то время как у Афинея говорится во-первых, что не "жил", а "часто бывал", во-вторых - не у боспорского Перисада, а у "ионтийского Берисада" - царя фракийского народа одрисов);

3) Можно на соседних страницах поставить противоречивые утверждения про философа Биона: "никем не отнесен к киникам" и "для большинства он киник";

4) Можно приравнять авторов надгробных эпитафий к великим мыслителям, и, утверждая, что автором эпитафии является лицо установившее надгробие, оставить читателю вольно увеличивать количество интеллектуалов вплоть до числа всех обнаруженных могил с надписями.

5) И при всех этих вскрывшихся перед комиссией признаках незнания предмета - получить искомое звание.

Все верно. Это же только всякими долбославами считается единственно правильным тщательно проверять первоисточники, чтобы не спутать, например, консула Сосия Сенециона с египетским мучеником по имени Сисой, Сисого - с сиракузским тираном Сосистратом и т.д.

Нет, я ни в коем случае не собираюсь поддерживать утверждения вроде "дала", "предложила взятку", "примелькалась и понравилась" или что-то такое: данный стиль выводов больше свойственен нашим ревнителям православия при критике язычества. Я же склонен видеть в данном примере значительное снижение требований к точности в современной науке, снижение ее общего уровня. Ну, а при таком отношении к ошибкам и намеренным искажениям, неудивительно, что иногда у кого-то из молодых "соискателей" появляется в работе утверждение о какой-то мифической роли православия в истории Руси или о положительном влиянии христианства на русскую культуру.

p.s. ах да, кто-то из наиболее недальновидных, наверняка решит объяснить этот пост некой "завистью", чем, впрочем, с громким плеском усадит сам себя в лужу: завидовать откровенно убогой работе с массой перевранных первоисточников - немного не логично. Все равно, что имея собственную спутниковую сеть, завидовать космодрому, на котором упала при старте сбрызнутая "святой водой" ракета.

Делать какие-то выводы по этому поводу - некогда: в планах сегодня еще сформулировать для себя причины становления чинуши-взяточника Гая Саллюстия Криспа образцом писателя-моралиста и сделать пригодным для публикации часть текста старой книги Орловского об изделиях народных промыслов.Ну, это после того, как проверю механизм цепной пилы на необходимость планового ремонта после недавнего лесоповала, разумеется - это в первую очередь."


От кандидата исторических наук последовал немедленный ответ. Цитировать всю грязь не стоит, это не интересно для публики. Потому немного обобщим:

"Как мне сегодня донесли, на мою скромную слесарную персону обратила внимание кандидат исторических наук Лейбенсон Юлия Тарасовна (по совместительству - клерикальная активистка, известная еще под леваком Бейле Гамарник ). Поводом для столь трогательного внимания послужило мое замечание, что ее диссертация является примером нынешних невысоких требований к работе, бытующих в науке, ибо сделать четыре грубейшие ошибки по своей теме и получить звание - немного неправильно. Такого не допускали даже в моем ПТУ (там две ошибки в реферате означали требование переделывать, а две ошибки в дипломной - направление на новую тему). Я отметил, что при таком отношении к точности не удивительно, что появляются статьи о мифической роли православия в истории Руси. Хотя, наверное, корректнее было бы привести пример Жарниковой С.В., которая считала, что северный русский город Кемь является колонией Египта (Та-Кем) и верила в тождество русского и индийского народного костюма. Являясь при этом кандидатом исторических наук.
Так вот, на мое скромное и ни к чему не обязывающее замечание кандидат исторических наук Лейбенсон Юлия Тарасовна написала рецензию аж в целых пять страниц. Что намного больше самого отзыва, не занявшего и половины страницы. И вот содержание этой пятистраничной рецензии:

1) Собственно на все пять страниц размазаны высоконаучные выражения - "будет неплохим шансом слегка подкачать мозг", "а нафига валку кандидатская", "он на носу ее вертел", "негодуэ", "ну обоссали его пару раз", "читал плохо, невнимательно, жопой", "способность академика-автослесаря находить какую-то лютую хтонь", "его лихорадочные видения", "если не долбиться в глаза", "если читать жопой невнимательно", " текст может смутить и даже вызвать жжение", " желательно читать по-человечески", "очень понятный разбор жопами", "лучше пафосный пост запилить", "на Украине, кстати, есть такие кадры", "утрите носик, я защитилась потому, что умная", "степень анального огораживания", "я могла бы не отвечать вовсе, могла бы ответить на 30-ти страницах", "называть долбежку в глаза изысканиями ",

Да, это дословные цитаты из пятистраничного текста. Да, это пишет кандидат исторических наук. Просто это является уже даже не двадцатым примером того, что человек науки или культуры, получив ПГМ, способен защищать свои взгляды исключительно на колхозном языке.Впрочем, я не буду столь категоричен в утверждениях. Ведь, возможно, в ее родном Симферополе все цитированное выше - признанный язык науки. Что только подтверждает мое высказывание о сниженных в ней требованиях к уровню подготовки специалистов и их работе.

2) "мне не жаль было нескольких зарплат"
Очень ценное напоминание для читателя. Чтобы читатель смог оценить степень жертвенности автора. И я лично не поленился проверить - а мне самому-то эта информация не безразлична ли? Оказалось - не вызывает эмоций вообще. В конце концов, это не в моих группах стоят донатные ссылки.

3) 37 раз искажено имя оппонента. Впрочем, это ожидалось: неумение Юлии Тарасовны правильно писать имена и фамилии дважды отмечал в своем отзыве на ее диссертацию кандидат исторических наук Д. А. Костромичев.

И завершается это долгое излияние колхозного сленга предложением бросить все и ехать в другую часть страны, чтобы увидеть, как Юлия Тарасовна во всем блеске своего величия делает доклад.

Ну, тут дело даже не в том, что после того, как член православного центра "Ставрос" пытался дважды организовать адресное покушение на мою семью, я предпочитаю с представителями экстремистского мракобесия немного другой формат встречи, уже опробованный на своей шкуре другом Юлии - Сандро Пантелеевым. Все равно такую форму общения, после июня 2016, не примет не то, что Юлия Тарасовна, но и вообще, ни один любящий свое здоровье православный. Это же не в интернете доминировать.
Дело скорее в том, что исходя из цитированного выше, доклад Юлии Тарасовны не представлял бы собой ценности, будучи оформленным в типичном для нее стиле: "Аристофан на носу все вертел, на фига ему были все эти комедии? Если не добиться в глаза, то жопой читая Сократа, лучше пафосный пост запилить." Уровень пригодный для православных активистов, но для всех остальных он не окупает даже билета на поезд.

Грубо говоря, мне, предлагают сойтись в интеллектуальной битве с человеком, стиль общения которого иллюстрируют выражения "жопой читал" и "в глаза долбиться". А я не люблю бить безоружных."

Послесловие:
А самое вкусное в этой истории, что те же самые ошибки у Юлии Лейбенсон отметили следующие "долбославы", которые, без сомнения "жопой читают" и "в глаза долбятся": на ошибку с Бионом и киниками ей указывал доктор исторических наук и профессор кафедры Древнего мира Е. А. Молев, ошибку со Стратоником и небрежную работу с надписями на надгробьях ей указывал кандидат исторических наук Д.А. Костромичев. Ну, кто они, конечно, против великой Юлии Тарасовны, которая даже в церковь ходит

Православная инквизиция. Перечень дел и список жертв. Из книги Новомбергского. Часть 2.
miolnulv
В 1668 г. отставной стрелец Володька Кузнецов ходатайствовал об освобождении из тюрьмы его жены, которая без «государева указу и без розыска пытана, и в застенку на треть, и кнутом смертно изувечена, выломанными с плеч руки не владеет, по сю пору лежит на смертной постели». И все эти муки женщина вынесла потому только, что мужу ее Василий Чуркин еще до этого чинил «обиды и гонительства», а потом научил свою жену показать: «И приходила жена его (Володьки) к той его Васильевой жене к двору и научала ее чародейству, высечь середку из козюльки и его, Василья, испортить».
Случалось, что гости, не в меру воспользовавшиеся гостеприимством хозяев, заболевали и считали в порядке вещей «клепать» хозяев в порче. Так, в 1653 г. поп Василий бил челом, что «были де дети его Васильевы Филька да Ивашка на монастыре... и игуменов де сын Аничка да успенский дьячок Ивашко поднесли детям его браги, а в брате де смешано неведомо какое отравное зелье, и они, испивши той травы, стали вне ума». В тот же день мценский стрелец Ивашко Казеев заявил в съездной избе: «Пришел де брат его Федька домой, и подеялось ему неведомо что, дерет де на стену и рубаху на себе дерет. А слышал де он, что поили его в монастыре... неведомо каким зельем». Тогда же со съезжей избы был послан подьячий Ананий Лепендин осмотреть детей попа Василия. Оказалось, что дети его «лежат без памяти и не говорят, и вскоча дерутся на стену». В таком же состоянии оказался и Федька Казеев. При дальнейшем расследовании игуменов сын показал, что к нему в келью пришел успенский дьячок Иван, «а принес де неведомо какую траву и сыпал де у нас в брагу, и я де тою брагою поил попа Васильевых детей Филиппа да Ивана и сестру свою девку Феврошку, да мценхского стрельца Федора Козеева». Успенский дьячок Ивашка подтвердил ссылку на него и сказал, что он как-то был у своего знакомого Дементья, у которого «растет на огороде трава незнаемая, и поил де он Дементий тою травою гостей своих, и де я не знаючи сорвал у него той травы и привез во Мценск, и давал де я... Аничке, и сыпали де тое траву мы с ним в брагу и поили де тою брагою...». Спрошенный относительно этой травы Дементий Русинов отрицал, что он поил ею своих гостей, но признался, что «в прошлом де во 161 году едучи из Мценска он поднял на дороге траву неведомо какую и привез де ее домой и тое де траву ребята изволокли на огород и она де узрела». Более естественным кажется объяснение оговариваемых гостеприимных хозяев, чем Дементия Русинова, который, во избежание возможных неприятностей, дал показание, будто бы трава попала к нему на огород совершенно случаино и он ею не пользовался ни для каких целей. Но если в данном случае было хоть некоторое основание для подозрения в порче, то у нас имеется и другой случай расправы с хозяином за болезнь гостей. В 1677 году Митька Печенный жаловался, что он был в гостях у однодеревенца, своего кума, Емельяна Обыденного, и с тех пор его жена «скорбя распухла». Этот кум спустя некоторое время поругался с одним драгуном и во время ссоры при свидетелях сказал: «пухнет де жена Митькина, будешь де и ты от меня пухнуть». И подобной похвальбы оказалось достаточно, чтобы по челобитной велеть «его, Емельку, в том пытать и огнем жечь».
Похвальба и угрозы порчею вообще не проходили даром и приводили наверняка к пытке, как бы ни были нелепы и чудовищны угрозы. Например, в 1628 году задворные конюхи Петр Хметевский да Иван Чуркин подали известную челобитную на вдову Авдотьицу. Оказалось, что конюху Петру был отведен двор Авдотьицын, и последняя в его отсутствии приходила к жене его и «говорила ей немного: де вам на моем дворе жить до весны... и мая в 11 день жену де его Марью испортили, вопит кукушкою и зайцем клпкает, и он де Петр от тое порчи приводил пособлять жене своей чухломца посадского человека Первушку Ульянова, и тот Первушка жене его от порчи пособлял, и откликал ее и пособил: не почала кликать. Аншь де она ныне скорбит сердечною сердечною и зубамн у себя руки грызет, а тот де Первушка, который жене его пособлял, умер». Иван Чуркин заявил, что он отпускал свою жену к Петровой жене, когда та заболела, и «после де того в третий день после Петровой жены и его Иванову жену ухватило порчею, кричала сутки, день да ночь, а другие сутки была без веданья. И в те де поры приводил он... Первушку Ульянова, и он де наговаривал на соль, и на воду, и на молоко, и давал де его ивановой жене пить и окачиваться, и над нею шептал. И после того и по се место над женою его того не бывало». И разумеется, последовал указ «вдову Авдотьицу... сыскать тотчас, а сыскав и про порчу расспросить накрепко, в какой мере она такие слова говорила, что немного де на ее дворе петрове жене жить... А будет по расспросу дойдет до пытки, и ее про тое порчу пытать накрепко».
Подобный же процесс был начат в 1640 году, когда Назарко Колтоновский подал челобитную на попа Афанасия, в которой писал: «Поп Афанасий похваляется на меня всякими порчи: испортил де я Якова Хрущова, а и тебе де тоже будет. А преж сего тот поп Афанасий стрелецкого голову Ивана Кондакова портил и оттого голова Иван Кондаков лежал. Да тот же поп Афанасий у жонки моей с головы сорвал шапку и простоволосу на улице поставил, и тем жонку мою он позорил, а меня лаял всякою позорного лаею». При этом челобитчик присовокуплял, что «тот поп Афанасий живет не по закону: попадью свою измучил и всякими разными путки путал и тайные уды у нея выжег. И от той муки попадья его многажды от него бегала: и на Елец бегала, и от его путки попадья его Афанасьева в воду кинулась». Вследствие этой челобитнойт вышел указ посадить попа в тюрьму и подвергнуть пытке.

Аюбопытную категорию дел представляют дела о колдовском лишении мужчин половых способностей. На процесс этого рода вскользь указывалось и выше. Вот еще несколько образцов из этой области. В 1648 году драгун Федька Филиппов подал жалобу на Дарьицу, жену церковного дьячка: «испортила она, Дарья, меня, учинила скопцом; и по пирам и по беседам она, Дарья, везде похваляется, что она так нарочно сделала. И я от тои порчи вконец погиб и женишки отстал». В подтверждение своих слов релобитчик «слался... на драгунов и всяких чинов людей повально на все, на мала и на велика» При опросе обнаружилось множество интересных фактов, из которых мнение околицы сплетало Дарьице репутацию ведуньи. Так, поп Данила показал, что когда у Дарьицьп было покрадено платье, то она по следам заподозрила своего односельчанина крестьянина Евтифея, но адресу которого похвалялась: «И сделаю де сго токого черна как в избе черен поволок, и согнется так, как серп согнулся». И после де тои Дарьицинои похвалки тот Евтюшка заболел вскоре, и три годы ходе сох, и сохши умер» Тот же поп Данила сообщил еще со слов своих прихожан, что когда Федька Филиппов, «приехав от венчания, пошел с невестою в клеть по лестнице, и та де Дарьица зажгла лучину, и тот де луч подкинул под Федьку и под его невесту под лестницу, а подкиня стала на тот луч, поднем фост, сцать». Драгуны Харитон Киреев и Михайла Антонов показали, что во время возвращения Федьки из-под венца Дарьица обращалась к отцу Федьки со словами: «Попамятуете де меня», и после того «тот Федька стал испорчен и скопцом учипен». В другом случае Дарьица похвалялась на Лукьяна Федотова: «Съем де тебя Лукьян так же как и Федьку Филиппова». А по свидетельству другого очевидца, она в этом случае сказала: «Федька у меня корчится, а и Лукьяну Федотову сыну корчиться от меня также!» Одному крестьянину она пригрозила: «Дам де, тебе Гапон!” Другому сказала: «Пришед ко двору жену и детеи своих не узнаешь». Похваляясь на братьев Фурсовых, она произнесла: «Оборочу де я их вверх носом и будут де они у меня в четырех углах». И под тое де ночь после ея слов братья слегли и полежавши немного померли". Повидимому, и муж Дарьицы Некраска знал о ее колдовстве. Так, он «похвалялся на Федькина тестя, на Свирида Свиридова, что де зять твой Федька с женою своею сам спать не спит и тебе также с женою своею не спать». По удостоверению одного крестьянина. Некраска говорил о своеи жене, что «нет де такой знатницы, что жена его Некраскова Дарьица не знает; и на собаку де плюнет, и собака де станет молчать и не станет лаять». Об искусстве Дарьицы знала также и ее дочь Авдотьица, которая сказала на улице: «Как де матка моя от Федькина челобитья пропадет, и ему де, Федьку, не воскреснуть». Что касается порчи над Федькой, то, но свидетельству окольных людей, в колдовстве с Дарьицею участвовала пономариха Марья, которая вместе с Дарьицехо по следам новобрачных «клала огонь», «лучом катала», и «зажегши луч почали на тот луч сцать». Интересно еще показание Семена Борисова, сообщившего, что он выпивши браги «повалился на улице, и Некраскова жена Дарьица пришед и поднявши постанья накрыла ему Сеньке фостом глаза, и с тех де мест у него глаза болят, и стал киловат».
Для 1653 года мы имеем еще один подобный процесс. Стольник Федор Ладыженский заявил, что он женил двух своих дворовых людей «и тех людей его обоих на свадьбах перепортили, совокупление у них с женами отняли». В пьяном виде эту порчу признал делом своих рук некий Сенька. Услышав «про его такое воровство», стольник Ладыженский «велел его посадить на цепь и руки и ноги велел сковать в железо». Тогда Сенька выразил желание излечить испорченных, лишь бы дали ему для этой цели чесноку. Когда чеснок был доставлен, то Сенька дал испорченным «по три зуба чесноку и велел им есть. И те Федоровы люди оттого исцелели». Что же произошло дальше? А дальше и была подана стольником челобитная на Сеньку, потому что «его, Сенькино, воровство стало знатно, что он Федоровых детей портил, да излечил».
При том паническом страхе, который внушали к себе всякие проявления колдовства, было весьма опасно обнаружить какое-либо знание веществ и понимание лечебного дела. Уже выше приведенное дело убеждает в этом; но имеются и другие фракты. Так, в 1628 году «крестьянин Иван Левашев принес челобитную на крестьянина на Максимку Иванова». А в челобитной его написано: «давал де тот Максимко жене его пить траву, и она де от той травы умерла». Жена челобитчика, как показали архимандрит Рафайло с братьею, умерла «судом Божиим, а не от травы». Спустя некоторое время после ее смерти коновал Максимка зашел к Левашеву «для конского ж леченья», а Иван Левашев задержал коновала и представил к властям с челобитной. Под пыткой Максимка поклепал пять человек, он показал «жене Левашева пить траву давал от порчи, и она де от той травы умерла, а наперед де сего давал он тое траву пить многим людям и сам пил, и те де люди и ныне все живы и здоровы, и ука-зывал де ему тое траву прохожий человек... а сына его Максимковы Родку портил крестьянин Федька Ребров и с тем де прохожим человеком тот Федька ходил но деревням, и травы всякия знает и волшебством промышляет, людей портит и за очи на многих людей нечистый дух насылает, и оттого де люди помирают, да тот же Федька на воду смотря призывает нечистых духов, и ему де сказывают, что где делается или кто чем испорчен, а слышал де он от того Федьки, что он учился тому волшебству в нижегородском уезде в деревне Досадиной у мордовнна у Весткаска». По этому делу был открыт энергичный сыск, но трое обвнняемых скрылись, и только остальные подвергались пытке, которою «мордвин Веткаско был замучен до смерти».
В 1637 году помещик Каковинский «привел в съезжуюизбу человека своего Сидорка Савинова да жену его Афроску, а сказал, что тот человек его Алексея и жену его и людей —жонку Досадку да жонку Татьянку ведовством своим испортил». В расспросе Сидорка показал, что перед святою неделею у него пропал рубль, и заподозрив в краже женку Досадку, он напустил на нее немочь, а кроме нее он никого не портил. Кена Сидорки показала, что «де муж ее Сидорка порчу жонки Досадки и жонки Татьянки отхаживал». В 1663 году имел место ведовский процесс, также связанный с фактом домашней кражи, а именно: князю Михайлу Шейдякову «люди его дворовые сказали на дворовую ж его жонку Феньку, что та жонка портила его князь Михаила и жену его, травами и кореньем окармливала». Фенька не отпиралась и даже принесла князю травы и коренья, а в расспросе сказала: «Тому де ныне год, украла де она Фенька у князь Михайловы жены княгини Катерины кресты и перстни, и те декресты и перстни, в то же время у ней Сеньки вынели и за то ей Феньке от княгини Катерины было наказанье. Из тех де мест стала она Фенька мыслить и таких людей взыскивать, чтоб ей кто дал травы и коренья, чтоб де до нее княгиня Катерина по-прежнему была добра». Поиски вскоре увенчались успехом: Фенька нашла крестьянина Трешку, который дал ей три корешка, «и один корешок при ней Феньке истер в горшке и отдал ей, Феньке, и велел ей тое траву давать княгине Катерине в ястве, а два корешка велел ей у себя на вороту носить. И тое де траву она, Фенька, давала княгине Катерине в ястве, в ухе в два пойма, и в квасу тое траву подавала ж, и оттого де она, княгиня, лежала в два пойма недели по две. А смертных де кореней она у него, Трошки, и ни у кого не прашивала и в мысли де у нее на смерть испортить не было».
Вообще на почве домашних отношений между дворовыми и господами нередко возникали дела о колдовстве. Так, в 1676 году богородицкий поп Давыд в приказную избу привел наймита своего Мишку Кирееву с женою его Аринкою и сказал: «В прошлых де годах и в нынешнем в 184 г. в разных числах объявились у него, попа Давыда, в горнице, под потолком заткнута в углу коренья и земля, да те ж де коренья осмотрел он, поп и Попадья его, в питьях, в браге и в квасу, а подносила де им то питье наимита его Мишкина жена Аринка. И от тех де отравных кореньев попадья его Давыдова и дети кончаются смертью». В расспросе Мишка Киреев сообщил, что ко ренье и землю затыкал его вотчим Исайка в прошлом году «о святои неделе для того, чтоб де он, поп Давыд, со всею семьею посохли, и от той сухотной болезни они померли. А жена Аринка подтвердила, что попадью Давыдову и детеи девок портила ж, а отравные коренья в питье во браге и в квасу питье давала». При дальнейшем расследовании показания их еще пополнились новыми указаниями. Мишка добавил, что, «живучи у него попа Давыда вынимал из следов землю и относил вотчиму своему Исаике и матери своей для порчи ж». Аринка же сообщила, что «украла у попадьи кокошник да подубрусник и тот кокошник и подубрусник с наговором свекровь ея велела ей положить под столб иговорить: «Каков де тяжел столб, так де бы и попадье было тяжело"... да она ж де Аринка по научению свекрови своей у попадьи из рубахи выдрала лоскут против сердца, и тот лоскут отнесла она к свекрови своей для порчи ж. Да она ж де Аринка у Давыдовых дочереи тянула у рук персты и приговаривала: «Чтоб де бы им до замужества теми руками ни ткать ни прясть». Да еи же Аринке свекровь велела: «Как де Попадья пойдет из хором, и ты де пойди ей навстречу и молви ей тихонько приговор и дунь на нее, и ее де отшибет обморок». И она де то все над попадьею учинила». По оговору со сторрны Мишки воевода распорядился произвести обыск в доме драгуна Исайки, у которого было захвачено «толченых трав в двенадцати узлах завязано, да во шести мешках травы ж, да от ружья заговор написан в маленькой тетрадке да пук разных пяти трав». При опросе Исайка категорически отрицал свое участие в порче семьи попа Давыда. Что же касается вещественных доказательств, то «де коренье Исаика держал он от пострела и от иных болезней. А что де соль в платке завязана с купоросом да с каменьем, тою де солью он Исачка умывает себя и ребят своих... А заговор де у него Исайки, что вынет, и тот де заговор жены его Аграфены перваго мужа ее Кирюшки». Но уже «с первой стряски да с десяти ударов» подтвердил целиком показания наймитов попа. То же произошло и с женой Исайки Агрипенкой, после пытки во всем подтвердившей показания наймитов.
С особою настойчивостью московское правительство разыскивало корни и травы, и самая наличность таковых у кого-либо считалась доказательством колдовства. Очевидно, какие неудобства создавались этим для лиц, по своим профессиональным занятиям, обязанных иметь дело с травами и кореньями. Например, в 1648 году последовал указ «обыскать Бежецкого верха на посаде и в уезде про Первушку Петрова, что тот Первушка коренье лихое и траву дурную у себя держит ли... и кое время и где с которою травою и кореньем он Первушка приведен был в Бежецком верху к Якову Воронину, и ту траву взял и показывал многим людям и конским мастерам, и они сказывают: та де трава конский лен, бекнорица и кмытл. При обыске крестьяне показали: «Того мы... Первушку Петрова знаем, что он Первушка коновал и круг лошадей стряпает, и руду мечет; а траву дурную и коренье лихое держит ли или нет, того мы не ведаем».
В 1648 году в Рыльске был задержан «вор с крадеными лошадьми», сын боярский Гаврилка Мусин, у которого «в карманце сыскан корень, и про тот де корень он, Гаврилка, в расспросе сказал, тот де корень он Гаврилка держит у себя для зверинаго промысла». На основании этого зявления был произведен опрос «его Гаврилкиных соседей хотмышан детей боярских... что он Гаврилка для звериного промысла на поля, и в леса, и на речки ходит ли и зверей бьет ли. И те дети боярские сказали, что де за Гаврилком Мусиным зверинаго промысла никакого нет». Тогда воевода распорядился «Гаврилку пытать, для какого волшебного дела он, Гаврилка, тот корень держал».
В 1628 году на старой торопецкой дороге стрельцы задержали крестьянина, «а во Ржеве на него знатцов никого нет, да у него ж у креста привязан корень». Задержанный человек объяснил, что тот корень «дал ему дорогою идучи прохожий человек для того, что он Андрейко болен черною болезнью, а хватает де его помесячно». Наличности корня оказалось достаточно для начатия расследования на месте родины Андрейки, и кроме того было приказано «взять корень и показать дохтурам, да в тюрьме допросить, была ли над тем мужиком такая черная болезнь». Помещик Андрейки подтвердил, что последний страдает «черным недугом». Что же касается докторов, то «дохтуры Валентин с товарищи смотрев корень сказали, что тот корень гусина плоть и к лекарству пригожается, а лихого в нем ничего нет, да и в рот тот корень клали. А будет де кто захочет воровать и он и на добром корени воровством и наговором дурно сделает, а того де они не знают, есть ли на том корени наговор». Тюремные целовальники и сидельцы сообщили, что когда Андрейку посадили в тюрьму, то «его де сперва черная болезнь хватала через день и через два дни, а и ныне де его черная болезнь хватает ежеден, да тот же де мужик Андрейко задавил было в тюрьме тюремного сидельца сонного».
Из приведенного заключения ученых медиков-экспертов видно, что их европейское образование не мешало им верить в силу «воровства и наговора». Неудивительно, что так же относились к наговору заурядные люди. В 1673 г. в съезжую избу был представлен скотник Нестерка-поляк по обвинению его в том, что он, «ездя по селам и деревням, людей прельщает и портит, и сказывает людям прельщением своим, где клады лежат». Одним из конкретных обвинений было то, что Нестерка поднес приказному человеку Якову Косаковскому наговорную чарку вина, и «с той де чарки вина взяла его Якова рвота, как де он тое наговорную чарку вина выпил, того ж дни он Яков и умер». Нестерка в расспросе сказал, что вино подносил Якову «без наговору просто... А в шатцких де селах и деревнях он Нестерка бывал для того, у которого де мужеска полу с женою совета нет, и тем до людям он Нестерка на вине наговаривал и то наговорное вино пить давывал... И где де и у кого какая скорбь же, и его де с такое дело будет, от наговору де его болезнь унимается. А еретичества и ведунства за ним злого нет, и многие де люди его Нестерку для лекарства имовали». В оправдание своих слов он сообщил известные ему наговорные стихи. Вино он наговаривал следующим образом: «Помилуй, Христос и Пречистая Богородица великая государыня, вступитесъ за нас, грешных, на сем свите отцовой и матернею милостью, и с миром крещеным согрешили, и солнце праведное вступитеся за наши души грешныя, помилуй раба своего Якова от скорби и от болезни, даде ему благ и здоровья во веки веков». Для установления совета между супругами он «посыловал женскаго полу по речную воду и на той речной не на питой воде наговаривал стих: «Смилуйся, Пресвятая Богородица, вступись за нас, грешных, буди милостива, закрой нетленную ризою своею души наши грешные раба своего (имя рек) и рабу свою (имя рек), на сем свете закрой их, дай им, Богородица, любовь меж ими и совет жити по старине в любви и чтоб им ныне и до веку жити в совете, и как де в реке вода в ночи трижды причещается, так бы причещалась имрица к мужу своему к рабу своему имярику в дни и в ночи и в часы, куды ты, река, течешь, и тебе слава вечная, а тем имрикам мужу с женою жительство вечное». Младенческие скорби он лечил тем, что опрыскивал младенцев водою, произнеся над нею: «Вступись, Пресвятая Богородица, за нас, грешных, помилуй раба своего своего младенца (имя рек) от скорби и болезни и тяжкия нужды, дай ему здоровья отныне и до века». Никаких других наговоров Нестерка не знает, а «те де стихи даны ему от Бога, просто никто де его Нестерку не учивал и людей сам он Нестерка колдовству своему ни к какому делу никого не учивал». Пытка ничего нового не прибавила к этим показаниям.
В 1676 г. в Кашине в съезжую избу был доставлен кузнецом посадским человеком Савка, задержанный «с кореньем, и с травами, и с зубом». В расспросе крестьянин Савка сказал: «С тем де кореньем, и с травами, и с зубом он ходит в мире и лечит людей и лошадей от всяких скорбей, а тот де зуб сазана рыбы». Впредь до выяснения дела Савка был посажен «за крепким караулом».
Бывало, что дело о колдовстве возбуждали не отдельные заинтересованные личности, а все население известной местности. Так, в 1664 г. «били челом Сумские черкасы всем городом и подали в Белгороде... две заручные на него Кондрашка во многом его воровстве и чародействе».
В 1677 г. «сыскан на Курмыше против челобитья Курмышских жителей в еретичестве и в порче людей пришлый человек Сенька Иванов да жена его Сенькина Манька Иванова дочь, а в роспросе и с пыток сказали, что они на Курмыше испортили еретическими словами и отравами мужеска полу и женска многих людей, и от того де порченые люди кличут».
Не дремали и местные власти и энергично разыскивали колдунов, так как из Москвы им слали на этот счет весьма недвусмысленные указы. Выше приводились уже образцы подобных общих указов, но вот еще образец.
При назначении воеводы в Лебедянь ему было указано «того беречь накрепко, чтоб на Лебедяни, на посаде, и по слободам, и Лебедянском уезде разбои, корчмы, и бледни, и иного никакого воровства и убойства не было». В силу этого указа воевода запрашивал, что ему сделать с объявившейся в 1630 г. бабой ворожейкой, которая «по слободам, по Стрелецкой и по казачьей ходечи, ворожит». На запрос последовал обычный ответ: «Велеть тое бабу ворожеику изымать и расспрося подлинно, какою она ворожбою промышляет и чем ворожит, и сколь давно, и кому что своею ворожбою сделала, и у кого училась, и сыскать про то накрепко... и ее пытать про все накрепко, да о том ко государю отписать, а ее до указу велеть держать приставом крепко в цепи и в железах». Опросом окольных людей воевода установил: «ворожила де та баба, смотрела на руках и щупала на нутрю»; другому она «лечила глаза, а лечила де ему глаза вынев печень из овцы», или же «лечила глаза, наговаривала воду, и сыпала де проса в воду, и меня Назара тою водою умывала, да мне ж де Назару пускала в глаза женское молоко»; у Игната Жихарева «взялась де... лечить сына: в ноге волосат»; Афанасию Овсянникову она ворожила, «на руках смотрела и ворожила луком».
Как ни случайны собранные нами материалы, но они рисуют отчетливую картину быта того времени. Невежественное население инстинктивно понимало, что в окружающей его природе лежат могущественные силы, способные сослужить полезную службу человеку в его борьбе с болезнями. Нужно было подойти к этим силам, но читать в великой книге природы могли лишь весьма немногис. Дае и эти, избранные судьбою, по обычаям того времени, должны были балансировать между скудным вознаграждением в случае удачи и сожжением на костре, пытками и ссылкою — при неуспешном лечении или даже просто в случае доноса со стороны какого-нибудь пьяного, или недоброжелательного соседа, а то и чрезмерно ретивого воеводы, действительно старавшегося, чтобы в его воеводстве не было «разбои, корчмы, и бледни, и иного никакого воровства и убойства». Врачебное знание составляло более или менее открытое достояние только у коновалов и скотников: некоторое право лечить людейприобреталось лечением животных. Однако и здесь за расширение практики приходилось иногда расплачиваться собственной кровью. Если, с одной стороны, нельзя было собирать травы и коренья и пользоваться ими с лечебной целью, то, с другой стороны, под угрозою почти тех се самых наказаний нельзя было лечиться, прибегать к услугам знатцов. Всякая попытка брать лекарство из первой доступной всем лаборатории — природы считалась воровским делом, и население силою обстоятельств толклось на путях тайных средств, мистических манипуляций. Нет ничего удивительного и в том, что население обращалось к знахарям не только от волосата в ноге, при болезни глаз, сердечной скорби и т. д., но и в случае потери половой способности или чьего-либо расположения. В этих последних случах мы сталкиваемся с двум явлениями: с областью нервных болезней, которые и в настоящее время лечатся психическими воздействиями, и нестерпимым гнетом домашней жизни. Из домашнего тупика не было выхода, власть помещика над дворовыми, мужа над женою и детьми была до такой степени грозною, что заинтересованные ухватывались за всякое средство смягчения ее.
В заключение остановимся еще на некоторых чертах ведовского процесса. Начиналось дело не только по челобитной, но и по словесной заявке в приказной избе. Что же касается властей, то они ех оffiso обязаны были вчинать такого рода дела. Ведовство считалось общеопасным преступлением, преследуемым в порядке личного обвинения, поэтому дело, начатое по частной челобитной, уже не прекращалось, хотя бы и поступило со стороны заинтересованного заявления о прекращении. Так, в 1663 г. князь Шейдяков, отправляясь на государеву службу до окончании дела, начатого по его челобитыо, просил о приостановлении дела до его возвращения, так как «без него князь Михаила за тем делом ходить некому». Но в ответ на это челобитье получился указ «про те травы и про коренье... сыскивать всякими сыски накрепко». Это вполне понятно и вполне оправдывается общею постановкою ведовского дела. Правительство в каждом отдельном случае брало в свои руки ведовский процесс не потому, что оно желало прийти на помощь частному человеку, но потому, что оно через посредство частного дела рассчитывало распутать целую организацию, бросить на кровавую дыбу по возможности всех колдунов известного района. С этой точки зрения становятся ясны указы в роде следующего: «распрашивати и сыски всякими сыскивати, и пытати накрепко, по какому умышлению они (имя рек) его (имя рек) уморили, и иных людей они кого именем и сколь давно и каким волшебством, и по чьему научение, или собою кого уморили или испортили, и иные товарищи их с ними в том воровстве, в заговоре были ли и кто имяны были, и тому воровству кто их учил, и где те люди ныне, которые их тому воровству учили и с ними в думе были. Да будет по сыску и по распросу которые люди в том ведомстве дойдут до вины и тех людей потому же в том воровстве и в порче пытать накрепко; и тех людей, которых они портили, потому же сыскивать и распрашивать, какими обычаями их те воры портили». По всем указанным статьям предписывалось доискиваться «накрепко, без поноровки‚ чтоб однолично про порчу сыскать подлинно». Таким образом, каждое дело могло превратиться прямо в погром целой местности. Недаром печерский архимандрит с братьею в 1628 г. просил взять дело о монастырских крестьянах от арзамасского воеводы и передать в Нижний Новгород,«чтоб... монастырские вотчинки не запустели и крестьянцы не разбрелися»‚
Челобитчик обычно «слался» на определенных личностей, указывал на определенные факты, наконец, вообще ссылался на репутацию ответчика среди его соседей, т. е. просил «сыскать большим повальным обыском». Ответчик в свою очередь «слался» на то же самое. По требованию сторон производились выемки и осмотры. За исключением «отводных людей» к делу привлекалось огромное количество лиц. При «обыске» слались на всех «на мала и на велика», при этом допрашивались «на посаде и в уезде игумны, и православные попы, и всяких чинов служилые и жилецкие люди, которые живут около... верст по две, по три, по пяти, и по шести, и больше». По делу бабы ворожейки татарки в 1630 г. к процессу было привлечено 36 человек; по делу Тимошки Афанасьева с сыном Ларькой в 1647 г.— 47 человек; по делу женки Дарьицы в 1648 г.— 142 человек; в том же году по делу Первушки Петрова — 98 человек, а по делу Умая Шамордина в 1664 г. было допрошено 1452 сумских жителей!
Главным процессуальным орудием в руках органов власти служила пытка. Арсенал отличался разнообразием: секли кнутом, жгли огнем, выламывали "с плеч" руки. Ужас дугой кровавой расправы увеличивался еще тем, что границы между обвиняемым и свидетелем почти не существовало: правдивость своих показаний свидетель нередко вынужден был подтверждать под пыткой. Пытали по три раза и больше. Многие не выносили мучений и помирали. Так, в 1622 г. «Гришкина жена Полстовалова Акулинка... после пытки с неделю лежала и умерла»; в 1628 г. «мордвин Веткаско на пытке замучен до смерти»; в 1664 г. «после де пытки Кондрашко и Феська померли»; после пытки в 1638 г. по делу Дарьи Ламановой «не стало... женки Настьки у князя Федора... и Ульки у Лукьяна». По-видимому, последствия пытки иногда заставали врасплох даже власти, которые, например, после известия о смерти Кондращки и Феськи по делу Умая Шамордина запрашивали: «Которыми обычаи тех черкас не стало, не было ли у них язв, и не удавились ли, и вина не опились, и зельем каким не отравлены ли, и иного какого дурна сами над собою не учинили ль». Конечно, усердные палачи успокоили высшее начальство сообщением, что «те черкасы... померли за караулом своею смертью». (...)
Вдумываясь в общий смысл приведенных нами исторических документов, мы находим, что процессы о ведьмах в России протекали с такою же жестокостью, как и на Западе, что к этим процессам правительственная власть Московского государства привлекалась не менее, чем в католических или протестантских странах. Здесь разница лишь в масштабе деятельности, а не в существе ее. Еще можно добавить, что оригинальною чертою русской истории является отсутствие демонологии, религиозно-философского учения о ведьмах, развивавшегося на Западе в недрах схоластики под влиянием изучения памятников классической древности и некогорых, до настоящеговремени еще не устраненных, элементов язычества в церковном христианстве.

Православная инквизиция. Перечень дел и список жертв. Из книги Новомбергского. Часть 1.
miolnulv
Из книги Н. Новомбергского «Колдовство в Московской Руси ХVII-го столетия»


На первых страницах нашей книги «Черты врачебной практики в Московской Руси» (1904 г.) при помощи многочисленных исторических данных мы старались показать, что в течение ХV-ХVIII столетий и обращались к колдунам и преследовали их как простонародье, так и высшее духовенство, бояре и великие князья. Не станем поэтому повторяться и ограничимся в настоящем очерке изложением новых архивных материалов. <...>
Все без исключения материалы, вошедшие в настоящее издание, извлечены из официальных актов. И если мы видим, что на протяжении времени с 1622 г. по 1688 г. власти производили расследование в каждом отдельном случае, из этого можно сделать один только вьпвод, что в борьбе с ведовством власти приводились в движение и не оставались равнодушными зрителями народной расправы. Наоборот, можно предполагать, что на долю правительства выпала самая активная роль в этом отношении, что оно было организатором борьбы, высшим руководителем ею. В самом деле, если в старину народ самочинно избивал «лихих баб», или, по совету высшего духовенства, «бив да ограбив», выбивал их из волости‘, то в указе Алексея Михайловича от 1647 г. на имя шацкого воеводы Григория Семеновича Хитрово читаем: «и ты б женке Агафьице и мужику Терешке, дав отца духовного, велел их причастить святых Божьих тайн, будет достоин, а причастя святых Божьих тайн велел их вывесть на площадь и, сказав им их вину и богомерзкое дело, велел их на площади в струбе, оболокши соломою, сжечь».

В чем же заключалась «вина и богомерзкое дело» этих несчастных, обреченных на публичное сожжение?
Из указа видно, что женку Агафью и мужика Терешку Ивлева повелевалось "у пытки распросить и пытать накрепко и огнем жечь, кого именем и каких людей они портили и до смерти уморили, и кому именем и каким людям килы и невстанихи делали, и кто с ними тем мужикам и женкам такое дурно делали, и где и у кого именем Терешка Ивлев такому ведовстеу и всякому другому учился». Следовательно, какого-либо определенного обвинения, связанного с определенными лицами, им не предъявлялось. После пытки женка Агафьица показала: «к мужикам килы присаживала и невстанихи делала, да я ж де Агафьица с сестрою своюе с Овдотицею испортила и уморила до смерти приказного дьячка боярина князя Никиты Ивановича Одоевского Федьку Севергина, да она ж де Агафьица уморила крестьянина Степанка Шахова, да испортила земского дьячка Шишку, да она ж де присадила килу сестры своей к Овдотьицыну деверю к Степанку. А всему де тому дурну учила ее, Агафьицу, сестра ее Овдотьица да сестры ее Овдотьицы свекор... Терешка Ивлев». Последнего, вероятно, как «учителя» пытали «накрепко» и огнем жгли «нещадно», в результате чего он сказал: «я учил тому дурну только одну женку Агафьицу, а иных людей женщин и мужчин такому дурну никого не учил, и сам никого не порчивал, и кил не присаживал, и невстаних не делал, и до смерти никого неуморил... А учился де я Терешка тому дурну на Волге. на судах, слыхал у судовых ярыжных людей».
Под пыткой обнаружился и кильный стих и другие приемы ведовства. Кильный стих состоял из слов: на море-окияне, на острове Буяне стоит сыр дуб крепковист, на дубу сидит черн ворон, во рту держит пузырь и слетает с дуба на море, а сам говорит: «Ты, пузырь, в воде наливайся, а ты, кила, у него развымайся. А ключ де тому стиху, как та птица воду пьет и сама дуется, так бы того кила дулася по всяк день и по всяк час от ея приговору». Что же касается невстанихи, то Агашка делала ее Федьке дважды «нитью мертваго человека с приговором» за то, что он «мимо ея ходил к Сафрошкиной жене Тимофеева». От невстанихи ему пособляла Овдошка: «лила де сквозь пробоя воду с приговором и ему давала пить». Чтобы привязать к себе Федьку, Агашка дважды же давала ему в кислых щах его собственное «естество" когда же он «Федор женился мимо ея, Агашки, и от нея, Агашки, отстал», то она его «портила на смерть», для чего «ея сестра Овдошка ходила ночью на погост, имала с могилы землю и ту землю с приговором давал пить. А приговор: «Как мертвый не встанет, так бы он, Федор, не вставал; как у того мертвого тело пропало, так бы он, Федор, пропал вовсе». Кроме того, ему давались наговорные коренья. Теми же средствами был испорчен дьячок Шишка. В течение суток Агашка извела, вероятно, дурманом-репейником выборного крестьянина Степашку Шахова за то, что он «не велел ей с Федором Севергиным жить и на боярский двор ходить». Женка Овдотьица еще до начала расследования сбежала неизвестно куда, и накостер пришлось взойти ее свекру Терешке и сестре Агашке.
Спустя год после расправы над Агашкой и Терешкой, а именно в начале декабря 1648 г. последовал общий указ воеводе белгородскому Тимофею Федоровичу Бутурлину, в котором между прочим указывалось: «...а иные прелестники мужскаго и женскаго пола в городах и уездах бывают со многим чародейством и волхованием прельщают и портят, а иные люди тех чародеев и волхов и богомерзких жён, вдов себе призывают и к малым детям, и те волхвы над больными и над младенцами чинят всякое бесовское волховаиие». Воеводе повелевалось принять самые широкие меры к оповещению населения относительно указа, воспрещающего «безчинства и чародейства», разослать копии с указа «в станы и волости» и велеть «те списки по торгам прочитать многажды, чтоб сей ... крепкий указ ведом был всем людям». При этом ослушники должны были в первый и во второй раз подвергаться битью батогами, а ослушавшиеся в третий и четвертый раз ссылаться в украинные города. Но, очевидно, с одной стороны, эпидемия колдовства охватила всю страну, а с другой, ссылка в украинные города не искореняла зла, лишь переносила его в другое место. Вот почему в феврале и апреле 1653 года опять последовали грозные указы на имя воевод в Карпове и на Осколе. Первым из названных указов повелевалось оповестить население, что «в польских и украинных и в уездах многие незнающие люди, забыв страх Божий и не памятуя смертнаго часу, и не чая себе за то вечные муки, держат отреченныя еретическия и гадательныя книги, и письма, и заговоры, и коренья, и отравы, и ходят к колдунам и ворожеям, и на гадательных книгах костьми ворожат, и теми кореньями, и отравы, и еретическими наговоры многих людей на смерть портят, и от тое их порчи многие люди мучатся разными болезньми и помирают». Ввиду этого повелевалось, чтобы «впредь никаких богомерзких дел не держали и те б отреченныя и еретическия книги и письма, и заговоры, и гадательные книжки и коренья и оравы, пожгли, и к ведунам и к ворожеям не ходили, и никакого ведовства не держались, и костьми и иным ничем не ворожили, и людей не портили». Относительно тех же, которых «от таких злых и богомерзких дел не отстанут... таких злых людей и врагов Божиих велено в срубах сжечъ безо всякия пощады и домы их велено разорить дооснования, чтоб впредь такие злые люди и враги Божии и злыя их дела николи нигде не воспомянулись».
Указы 1653 г. не остались на бумаге. В 1666 г. передается, например, известие, что гетман войска запорожского Иван Мартынович Брюховецкий «велся сжечь пятьбаб ведьм да шестую гадяцкого полковника жену; а сжечьде их велел за то, мнил по них то, что они его, гетмана, и жену его портили и чахотную болезнь на них напустили», Кроме того, в Гадяче ходили слухи, что «те ж бабы выкрали у гетмановой жены дитя из брюха, а иная де баба ведьма и ухо ж. А как де те бабы сидели за караулом в меньшом городе в погребу, и от них де из погреба бегивали мыши и кошки; и по городу бегают многое время, а бегав де незнамо где подеваются». К сожалению, у нас не имеется сведений, когда потухли кострэы с человеческими жертвоприношениями грубейшему заблуждению того времени. Можем только констатировать, что даже 3 ноября 1676 г. в Сокольском были сожжены муж с женою. Казнь эта последовала на основании указа Федора Алексеевича 29 октября, в котором повелевалось: «сокольскому пушкарю Панке Ломоносову и жене его Аноске дать им отца духовнаго и сказать им их вину в торговый день при многих людях, и велеть казнить смертью, сжечь в срубе с коренъем и с травы, чтоб иным не повадно было так воровать и людей кореньем до смерти отравливать».

Мы воздерживается от предположения о позднейшем смягчении наказания за ведовство, располагая всего одним указом 9 сентября 1684 г. великих князей Иоанна и Петра Алексеевичей, по которому было приказано стрельца Ваську Баранникова и отставного стрельца Левку Барана с женою Танькою «за воровство и волшебство сослать в ссылку в украинные городы на вечное житье». Быть может, в данном случае ссылкою были покараны лица, имевшие весьма отдаленную связь с каким-либо ведовским делом. Подобное предположение есть основание сделать. Например, в 1628 г. совершенно к ведовству не причастный человек, страдающий душевною болезнью, за безвредный корешок, привязанный у него к шейному кресту, был сослан «на Устюг Великий в Архангельский монастырь», где повелевалось «ему быть в черной монастырской работе и из монастыря его не выпускать, чтоб он не пропал безвестно, и ходить ему к пению, чтоб ему оттого недуга Бог дал излечение». В 1664 г. нечто подобное случилось с Филькой Басовым, сосланным в Симбирск на вечное житье за то лишь, что он был зятем оговоренного Умая Шамордина, впоследствии даже совершенно оправданного. Впрочем, применение к ведунам ссылки явление довольно знакомое. Не говоря уже о приводившемся выше указе 1648 г., обратим внимание, что еще ранее, а именно в 1639 г. по указу Алексея Михайловича повелевалось «золотную мастерицу Дашку Ламанову с мужем ея с Стенкою Ламановым... сослати в сибирский город Пелым; да золотную ж мастерицу Дунку Ярышкину с мужем ея да с сыном, да с дочерью сослати в Каргополье; а... колдуней Манку Козлиху да Дунку слепую, да Феклицу слепую ж с мужем с Гришкою сапожником разослати в городы: Манку Соликамской, а Феклицу с мужем на Вятку, а Дунку в Кайгородок». Подобный исход дела тем более заслуживает внимания, что потерпевнею стороною в данном случае была царская семья, благополучие которой всегда ставилось на первом месте и оберегалось со всею беспощадностью. И это дело, как и сотни других, возникло по оговору, из-за пустяков, но одно за другим оговаривались все новые лица и втягивались в кровавый следственный механизм. Первоначально оговоренная Дарья Ламанова при первой же ньггке «повинилась, в том де она перед государем и государынею царицею виновата, что к бабе к ворожее подругу свою мастерицу Арапку за Москву реку звала, а тое де бабу зовут Настасьицею, живет за Москвою рекою на Всполье; а спознала ее с нею подруга ея золотная ж мастерица Авдотья Ярышкина для того, что она людей приворачивает, а у мужей к женам сердцо и ревность отымает, а наговаривает на соль и на мыло; да тое соль дают мужьям в ястве и питье, а мылом умываютца». Затем Дарья Ааманова показала, что по наущению женки Настьки «сжоные ея, Дарьины, рубашки пепел... сыпала на след государыни царицы». После второй пытки женка Настька «сказала, что мастерицам Дарье Ламановеве и ея подругам, которых знает и иных и не знает, зжегши женских рубашек вороты и наговоря, соль и мыло давала, а пепел сженных рубашек вороты и наговоря, соль и мыло давала, а пепел сженных рубашек воротов велела сыпать в государев след, а сыпать велела не для лихого дела, для того, как тот пепел государь или государыня царица перейдут, а чье в те поры будет челобитье, и то де дело и сделается; да от того ж де бывает государская милость и ближние к ним люди добры; а соль и мыло велела она давать мастерицам мужьям своим, чтоб до них были добры». Приворотными словами у этой женки были: «Как люди смотрятца в зеркало, так бы муж смотрел на жену да не насмотрелся; а мыло сколь-борзо смоетца, столь бы де скоро муж полюбил; а рубашка какова на теле бела, столь бы де муж был светел». Приведенная к пытке по указанию одной из своих клиенток, женка Настька в свою очередь указала на свою благодетельницу женку Манку Козлиху. После первой пытки Козлиха дала показание, что она «только и знает, что малых детей смывает да жабы, у кого прилучится во рте, уговаривает, да горшки на брюхо наметывает, а опричь того ничего не знает». После третьей пытки она подтвердила ссылки Настьки и раскрыла все подробности своего ведовского искусства, которому научилась у матери своей, умершей седьмой год тому назад. Как оказалось, соль и мыло она наговаривала: «Как смотрятца в зеркало да не насмотрятца, так бы де муж на жену не насмотрелся; а соль, как де тоесоль люди в естве любят, так бы муж жену любил». При наговоре на мылоона произносила: «Коль скоро мыла с лица смоетца, столь бы скоро муж жену полюбил». Сжигая рубашечные вороты, она приговаривала: «Каково де бела рубашка на теле, таков де муж до жены был». Против жабы заговором служили слова: «Святый, ангел хранитель, умири и исцели у того имянем, у кого прилучитиа, болезнь сею». При этом Козлиха не только уверяла, что «лихим словом не наговаривает», но, отдавая дань времени и обычаю, заявила: «да и не одна де она тем ремеслом промышляет, есть де на Москве и иныя бабы, которые подлинно умеют ворожить». Этими «иными бабами» оказались Ульянка слепая, Дунка слепая да Феклица Степанова. Первая из них подвергалась три раза жестокой пытке. Сначала она показала, что «только и знает, что около малых детей ходить, хто поболит, и она их смывает, и жабы во рте уговаривает да горшки на брюхо наметывает». При этом она наговаривала и смывала детей наговорното водою, а жабы давила. Муки пытки вырвали у нее указание и на другой промысел, а именно она показала: «У которых людей в торговле товар заляжет и она тем торговым людям наговаривает на мед, а велит им тем медом умываться, а сама наговаривает: «Как де пчелы ярыя роятца да слетаютца, так бы де к тем торговым людем для их товаров купцы сходились». Она же советовала женщинам есть хлеб с солью и умываться мылом. Над хлебом с солью она нашептывала: «Как де хлеб да соль люди любят, так бы де муж жену любил»; а над мылом: «Сколь де скоро мыло к лицу прильнет, столь бы де скоро муж жену полюбит». Та же женка Ульянка тем, у кого «лучитца сердечная болезнь, или лихорадка, или иная какая нутреняя болезнь», давала вино, чеснок и уксус с наговором: «Утиши сам Христос в человеке болезнь сею, да Удар, Христов мученик, да Иван Креститель, да Михайло Архангела, да Тихон святый». Слепая Дунка под пыткой созналась, что она «малых детей от уроков смывает да жабы во рте уговаривает; да она ж де на брюха, у кого что пропадет, смотрит; а на кого скажут неверку, и она посмотря на серцо узнает; потому что у него серцо трепещет». Женка Феклица показала, что она «грижи людем уговаривает, а наговаривает на громовую стрелку да на медвежий ноготь, да с тое стрелки и с ногтя дает пить воду, а приговариваючи говорит: «Как де ей старой жонке детей не раживать, так бы де у кого та грижа, и болезни не было да она ж... на брюхо горшки наматывает».
Как видно, средства, употреблявшиеся ведунами, привлеченными в настоящем деле, были очень невинного свойства, тем не менее 1 апреля государь распорядился снова подвергнуть пытке мастерицу Дашку Ламанову и женку Настьку. В указе государь писал, «что после того их воровства, как та мастерица Дашка Ламанова на след государыни царицы и великие княгини Евдокеи Лукьяновны сыпала ведовский рубашечный пепел, учала государыня... недомогать и быти печальна, да после того ж вскоре государя царевича князя Ивана Михайловича не стало, и после тое ж скорби вскоре государыня царица и великая княгиня Евдокия Аукьяновна родила государя царевича князя Василья Михайловича больна н после ея государстких родин и того государя царевича князя Василья Михайловича не стало вскоре ж, и ныне государыня царица перед прежним скорбна ж и меж их государей в их государском здоровье и в любви стало не по прежнему... и от того времени и до сих мест меж их государей скорбь и в их государском здоровье помешка».
И так все напасти домашней жизни государь объяснял ведовством. Была даже мысль о международной организации порчи. Так, женку Настьку расспранхивалта: «о польскаго и от литовскаго короля к мужу ея литвину Янке присылки или заказ, что ей государя или государямню царицу испортить, был ли».

Ужасны кровавые процессы о колдовстве, но всего ужаснее то, что они начинались по пустякам, а нередко под влиянием личной мести, своекорыстных расчетов и т. д. Так, в 1654 г. была посажена в тюрьму вдова Матренка по доносу «гулящаго человека» Исачки. Этот последний проживал в Москве, «могилы копал и мертвых носил». Как-то он познакомилсяна Кружечном дворе с таким же малодушным к вину, как и он, с Василием Чеглоковым, который пригласил своего нового приятеля к себе на квартиру. Живя у Василия, он непрерывно с ним пьянствовал. Результаты злоупотребления вином не замедлили сказаться. Как-то лег спать Исачко в подклети, и «почело де в подклети бьггь светло и после того темно, что мгла, и с избы драницы почало драть, и он де Исачко... из под клети вышел в конюшню, и около де конюшни почал быть шум, и показался де ему лес великий и дубравы большия и люди многия землю толкут и сеют, а кажется де, что на Девичьем поле... и он де Исачко из конюшни пришел... в подклеть и лег на лавке, и почело ему видеться, что та женка Матренка показала себе правую руку и на персты дунула, и в подклети почали быть луны и светлость, и виделось де ему, что сидят многие косматые и сеют муку и землю, и показалось де ему лес и дубравы великия, и от того де его Исачка обнял страх и ужас великой». Когда же Исачко утром сказал Матренке, что она его «в такой страх и ужас ввела», то она ему ответила: «Есть де за нею и иныя притчи, учнет де она то делать, чего человеку и в ум не вместится». Как ни очевиден был бред пьяного человека, тем не менее начался сыск, потому что галлюцинант, допившийся «до косматого», нашел, что «ему учинилось такое привидение от тое вдовы Матренки и от ея плутовства".

Бывало и так, что, трезво понимая невыгоды конкуренции, один кабатчик обвинял другого в колдовстве. Например, в 1636 г. кабацкий Откупщик Сенька Иванов заявил на кабацкого откупщика петрушку Митрофанова: «Привез де тот Петрушка с поля коренье, неведомо какое, а сказал де тот Петрушка, от того де коренья будет у меня много пьяных людей». Немедленно коренье было принесено в съезжую избу, а «кабацкий Откупщик Петрушка Митрофанов посажен в тюрьму».
В 1622 г., желая свести счеты с тещей, а быть может, покончить с женой, крестьянин Аунка Ушаков стал заявлять, что в смерти незадолго перед тем скончавшегося его брата виновата жена, испортившая покойника корнем, который она получила от своей матери. Оговоренная жена побоями своего мужа была вынуждена подтвердить оговор, но впоследствии, после неоднократных пьггок, она показала, согласно с показаниями других лиц, что оговорила себя и поклепала других «по наущению мужасвоего, не истерпя от него побои».
В 1647 г. сын боярский Кирила Баранов обвинял в ведовстве крестьянина Тимошку Афанасьева и сына его Ларьку. Все это дело возникло при таких обстоятельствах, которые ярко обрисовывают угнетающее бесправие крестьянской массы и широкую возможность личной мести при посредстве ведовского процесса. В самом деле, Баранов в своей челобитной заявил: «Он, Тимошка, тое свою дочерь, а мою крестьянку, подговоря, свел неведомо куда и с животами, и с платьем, и с деньгами. И я, холоп твой, учал ему Тимофею говорить: «За что мою крестьянку свел, отдай безостудно». И он, Тимофей, с сыном своим учали меня бранить всякою неподобною лаею и похвалялися бить ослоньем и всякими своими злыми делы испортить до смерти». Можно допустить, что отец с сыном и лаялись и похвалялись‚ если поверить также их словам, что в день исчезновения крестьянки «Кирила Баранов с детьми своими ее в три плети бил и бив взял с собою на пустошь Коптеву ржи жать, и там де она пропала, с пустоши не бывала домой». Документы молчат, сбежала ли крестьянка с пустоши, «не истерпя побей», или же она «пропала» не без помощи помещика Баранова. Во всяком случае, похвальбу и угрозы крестьянина помещик, потерпевший ущерб от «пропажи» рабочей силы, не оставил без внимания. К тому же обстоятельства доставили прекрасный формальный повод. Помещик Тимошки, прибыв из города, его «бил и рухлядишку пограбил», как показали одни очевидцы, или, по свидетельству других, «взял на нем оброк да на нем же Тимошке до сроку почал и другого оброку править». Тогда Тимошка обратился к своим «поручикам в житье, чтобы ему, Тимошке, из-за помещика не побежать» с просьбой побить за него челом перед помещиком, «чтоб от него налоги и обиды большия не было». Но помещик ответил им: «Крестьянин де мой ворует, не слушается, посылал де я его для своего дела на ночь, и он де ездил две ночи и был неведомо где, а говорят, ездил за рубеж». Все это происходило в присутствии Баранова, который и воспользовался для своего извета на Тимошку словами его помещика Меркулова. Крестьянин с сыном немедленно были посажены в тюрьму, и начался «большой повальный обыск».Обвиняемые совершенно отрицали приписываемые имдеяния. Свидетели же ничего определенного не устанавливали. Некоторые показывали, что Ларька признавался в порче Степанова сына Никонки и говорил: «Я де испортил, я де и отхожу». Тимошке ставилось в вину, что он «бросил щепку» под ноги Минпки, когда последний возвращался из-под венца. Ивашка Риченков прямо показал: «похвалялся де на меня Ларька... порчею... и с его похвальбы учинилась надо мною порча». Вообще, по свидетельству Степана Косенкова, ему признавался Ларька: «Жаль нам только, что которая свадьба прошла здорова». Словом, стоило начать обвинение, а в обвинителях никогда недостатка не было.

Легойда -фальсификатор? (с текстом)
miolnulv
Легойда - фальсификатор?
В преддверии праздника крещения Руси, соцсети и СМИ ожидает масса постов и статей различного качества и различной сстепени достоверности. Не ко всему следует относиться с восторженной доверчивостью, граничащей с глупостью, ведь вам могу всучить недоброкачественную информацию. И вот разбору одного такого примера мы и посвятим данный ролик.
Несколько лет назад в сети была запущена цитата князя Владимра Святославовича, которую, как уверяют, он сказал после крещения. А именно - "Был я зверь, а стал человек". Что удивило меня, как человека, который плотно занимается историей Руси с 1995 года, так это то, что лично я не встречал этой фразы.
Второе, что меня удивило, так это то, что соцсети и СМИ никак не упоминают эту фразу ранее 2009 года, а ее распространение идет, отчего-то периодами, а не на постоянной основе (первый период июль-август 2009. Второй пик цитирования - июль 2015. Третий - 2016-2017 годы).
А третье, и самое гланое, что нигде не указан конкретный первоисточник в летописях, откуда эта фраза могла быть взята.
Давайте же рассмотрим, откуда вообще взялась эта фраза, и уточним - говорил ли ее князь Владимир Святославович, а если говорил - то вкладывал ли смысл антитезы "прошлый зверь-язычник против нынешнего человека-христианина."

Как показали поиски с отсеиванием различных вторичных цитирований и репостов, фраза «Я был зверь, а стал человек» впервые появилась в православном журнале "Фома" от 7 июля 2009 года в статье "От зверя к человеку. Святой князь Владимир: пример перемены себя". Автором которой выступил Владимир Легойда - специалист в области религиоведенья, кандидат, доцент, профессор и просто - председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата.
«Я был зверь, а стал человек», сказал князь Владимир, приняв святое крещение. И это были не красивые слова, а искренняя исповедь одного из первых русских христиан. <...>преображение князя Владимира стало началом преображения всего народа его примеру последовали многие поколения людей с того времени до наших дней. И потому слова князя Владимира применимы ко всем народам исторической Руси: «Мы были звери, а стали люди». - пишет Владимир Легойда, отчего-тто не указав первоисточник этой фразы, которую он делает чуть ли не краеугольным камнем своей статьи.
Примерно тогда и началось первое массовое цитирование указанных слов.
Потом, с небольшими изменениями эта статья появилась в журнале "Фома" под названием "Крещение Руси: был зверь, а стал человек" появилась в июле 2014 года, и с этим связан второй пик ее цитирования.
НО! Во всех статьях и репостах не указано главного, что могло бы подтвердить статьяю Владимира Легойды - первоисточника.
И вот тут мы оказываемся в сфере моей деятельности - первоисточники. Что говорят они? Какой из них содержит фразу "был я зверь, а стал человек", сказанную Владимиром?
Начнем мы с современности.
1) Историка Прошина Георгия можно назвать первым, кто попытался в коце 80-х годов рассматривать православие, как фактор, положительно влияющий на развитие русского народа и первый, кто выступил против антиклерикально подхода к исследованиям истории Руси. Он довольно подробно рассматривает летописные источники и цитирует зафиксированные ими слова князя Владимира. Например - дословно приводит диспут о выборе веры, и слова князя, вышедшего из купели - "Теперь я узнал истинного бога", его же фразу о дружине и золотых ложках, спор Владимира с епископами о разбойниках, приказания о всенародных пирах. Прошин цитирует даже речи малозначительных, с его точки зрения персонажей, вроде волхва-проповедника и отвечающего ему веча. При таком стремлении к дословной точности да клерикальньлых убеждениях, историк ни за что не пропустил бы фразу, характеризующую мировоззренческую самоидентификацию князя, тем более - фразу, сказанную в столь торжественное время - как уверяют, сразу после крещения. Но, он нигде не привел искомой фразы о звере и человеке.
2) Польский историк профессор Андрей (Анжей) Поппэ так же скрупулезно относится к цитирования князя Владимира. Он особенно много уделяет внимания происхоядщему вокруг акта крещения князя, которое называет "драматической кульминацией событий". Однако же, в его работе нигде не приводится фразы "был я зверь, а стал человек".
Быть может, Владимир Легойда, как и положено специалисту, сразу обратился к старым летописям и сказаниям, откуда и почерпнул искомую фразу? давайте проверим.

Византийские источники довольно точны в описании крещения каждого малозначимого князька, но отчего-то, об истории крещения Руси упоминают вскользь, или игнорируют вообще, сводя все отношения к союзной помощи, посылаемой Владимиров византийским войскам.
Расмотрим же внимательно:
3) Не содержит этой фразы, как и упоминаний о крещении Руси "Хронография" Михаила Пселла (11 век).
4) Не обнаружил я слов Владимира о "звере, ставшем человеком" и у хрониста Иоанна Скилицы в его труде "Обозрение Истории" (11 век).
5) Лев Дьякон (конец 10 века) вообще не упоминает факта крещения Владимира и Руси, хотя захват русскими Херсонеса в его "Истории" имеется
6) ) Наверное было бы глупо искать цитату в стихах византийского поэта Иоанна Геометра (конец 10 века), но я все же сделал это, поскольку он, будучи современником Святослава и Владимира очень часто упоминал "скифов" относительно жизни своей страны и норовил оставить стихотворные эпиграммы по каждому, кажущемуся ему значимым поводу. Так вот, он вообще молчит о крещении Руси и никаких цитат Владимира не приводит.
7) Нет владимровской антитезы "был я зверь, а стал человек" у Иоанна Зонары (12 век).
8) Георгий Кедрин (11-12 века)просто копирует Скилицу и его труд так же не содержит искомой фразы.
9) Так называемая "Бандуриева легенда" (15 век) о крещении Владимира тоже не приводит его слов о звере и человеке.
Но, может эту цитату, укажут нам хронисты Востока?

10) Яхья ибн Саид (Яхья Антиохийский) (10-11 век) Не содержит никаких цитат слов князя Владимира, хотя и упоминает русов.
11) Асохик (Степанос Таронит) (10-11 век)так же упоминает лишь сам факт крещения Руси и женитьбы князя Владимира. Никаких слов о "звере", который стал "человеком" от имени князя "рузов" от не приводит.
12) Абу Шуджа ар-Рудравари (11 век) в своей книге "Дайл Китаб таджариб ал-умам ва та'акиб ал-химам" так же сообщает и о крещении Владимира, и о его браке, но не упоминает искомой фразы.
13) Шараф аз-Заман Тахир аль-Марвази (11-12 века) , рассказывая о Владимире и крещении русов, так же не приводит этой фразы. Более того, по его словам, принятие новой религии сделало русов ничтожными и они решили принять ислам, чтобы вернуть былую мощь. Насколько это удалось - он не сообщает.
14) Джирджис ал-Макин ибн ал-Амид, известный как Георгий аль-Макин (13 век) так же не приводит этой фразы.
Быть может, что то нам скажут европейские хроники и сказания?
15) Титмар Мерзенбургский (10-11 века) достаточно подробно излагает процесс крещения Руси, но так же не приводит этой фразы.
16) Оригинальную версию крещения Руси через викинга Олафа Трюгвасона излагает сага (конец 12 века) , посвященная ему. Но и она не содержит искомой фразы.
Хорошо.. Давайте теперь расмотрим древних русских авторов.
17) Основной источник - Повесть временных лет. (12 век) Перевод О. В. творогова не содержит фразы "Был я зверь, а стал человек". Крестившийся Владимир говорит о том, что "познал истиного бога", а крестив киевлян - «Боже великый, створивый небо и землю! Призри на новыя люди своя, вдай же имъ, Господи, увѣдити тебе, истеньнаго Бога, якоже увидиша страны крестьяньскыя, и утверди у нихъ вѣру правую и несъвратну, мнѣ помози, Господи, на супротивнаго врага, да, надѣюся на тя и на твою державу, побѣжаю козни его»
Аналогичен еу перевод Д.С. Лихачева. Той же фразы он не содержит
16) Ипатьевская летопись 13 век). Момент крещения князя описан так - " крс̑ти Володимѣра . и ӕко возложи руку на нь . и абьє прозр . видив же се Володимеръ . напрасноє исцѣлениє и прослави Ба҃ рекъ . то первоє оувидѣхъ Ба҃ истиньнаго (крестил Владимира. И когда возложил руку на него, тот тотчас же прозрел. Владимир же, ощутив свое внезапное исцеление, прославил Бога: "Теперь узнал я истинного Бога". Многие из дружинников, увидев это, крестились"».) ". И молитва князя после крещения киева - "Володимѣръ жє радъ бъıвъ ӕко позна Ба҃ самъ и людиє єго . и возрѣвъ на н҃бо и рче Бе҃ великыи створивыи н҃бо и землю . призри на новыӕ люди своӕ . вдаи же имъ Гс̑и оувѣдити тебе . истеньнаго Ба҃ . ӕко же оувидиша . страны крс̑тьӕньскыӕ . и оутверди оу нихъ вѣру правую и несъвратну . мнѣ помози Гс̑и на супротивнаго врага . да надѣюсѧ на тѧ . и на твою державу . побѣжаю козни єго и се рекъ (Христос Бог, сотворивший небо и землю!Взгляни на новых людей этих и дай им, Господи,познать тебя, истинного Бога, как познали тебя христианские страны.Утверди в них правильную и неуклонную веру,и мне помоги, Господи, против дьявола,да одолею козни его, надеясь на тебя и на твою силу»). "

Никаких слов о звере, ставшем человеком" нет.
17) Тот же текст имеет и Лаврентьевская летопись (16 век). Фразы о "звере" она не содержит.

18) Радзивилловская летопись (15 век) так же не содержит искомой фразы.

И во всех трех летописях есть еще и молитва Владимира в новой церкви. Она так же может считаться кульминационным моментом. Но и в ней нет этой фразы - "Господи Боже! Взгляни с неба и воззри. И посети сад свой. И сверши то, что насадила десница твоя, - новых людей этих, сердце которых ты обратил к истине познать тебя, Бога истинного. Взгляни на церковь твою, которую создал я, недостойный раб твой, во имя родившей тебя матери приснодевы Богородицы. Если кто будет молиться в церкви этой, то услышь молитву его,"

Вообще, в летопсиси можно выделить три кульминационных с моей точки зрения момента: все они поставлены на острие событий, все они на точках перелома и все они сопровождаются подробными деталями обстановки и пространными речами князя - акт корсунского крещения, акт крещения киевлян и молитва Владимира в церкви. Казалось бы, именно тогда и должна прозвучать фраза "был я зверь, а стал человек", как бы подводящая итог каждому отдельному событию или деятельности князя вообще. Летописцы, в целях пропаганды, не стали бы упускать такого ценного свидетельства о собственной жизни. Но, увы - хроники не содержат искомой фразы
19) Никоновская (патриаршья) (16 век)летопись. Восновном дублирует текст ПВЛ с незначительными различиями. Так же не содержит сказанной якобы Владимиром фразы о человеке и звере.
20) Иоакимовская летопись вообще не сообщает подробностей об акте крещения князя и киевлян, ограничиваясь констатацией факта. Подробности содержатся в истории крещения Новгорода, но там никаких слов Владимира не звучит.

21) Слово о законе и благодати митрополита Иллариона (11 век)
Оно так же не содержит сведений о том, что князь Владимир после крещения сказал "был я зверь, а стал человек". Единственная похожая фраза там принадлежит самому Иллариону и звучит она так: "И прѣжде бывшемь намъ яко звѣремь и скотомъ, не разумѣющемь десницѣ и шюицѣ и земленыих прилежащем, и ни мала о небесныих попекущемся, посла Господь и къ намъ заповѣди, ведущаа въ жизнь вѣчную, по пророчьству Иосиину:" Все прочие похвалы богу от имени крещенных людей, содержащиеся в рассказе об акте крещения, не содержат этой фразы. И даже множество других сравнений-антитез, звучащих от имени летописца, не содержат и намека на противопоставление "зверь-человек"
Они так же не содержат этой фразы.
Получается забавная история. Фраза "Был я зверь, а стал человек", которую Владимир Легойда приписывает равноапостольному кнзю, на самом деле нигде не зафиксирована и, что скорее всего - никогда не звучала. А между тем, я повторю, сам профессор, кандидат, доцент и председатель Синодального отдела РПЦ делает данные слова ключевыми в своей, неоднократно повторяемой им же статье.

Но, летописей на самом деле много, и я допускаю, что могу каких-то из них не знать. Потому, в целях выявления истины и прошу - уважаемый Владимир Романович, пожалуйста, укажите из какого именно достоверного источника вы взяли фразу князя Владимира "был я зверь, а стал - человек", потому что на данный момент ее публикация может быть истолкована, как попытка сфальсифицировать историю. Потому - уважте просьбу - поделитесь исходником. Просто, чтобы не получилось так, чтобы язычник ловил православного активиста на лжи, а слесарь уличал профессора в фальсификации.

А пока, я предлагаю посмотреть на два примера, откуда Владимир Легойда мог взять для своей статьи фразу "был я зверь, а стал человек".

22) Иаков Мних (11 век). Автор одного очинения, давшего начало для двух агиографических текстов, составивших "Житие Владимира" - первое называется "Поучение на память иже в святых равнаго апостолом благовернаго великаго князя Владимера, в святем крещении нареченнаго Василиа, крестившаго всю Рускую землю. Житие и Похвала въкратце", второе - О крещении Русскиа земля и от житиа въкратце и Похвала иже в святыих равнаго апостолом и благовернаго великого князя Владимира , нареченнаго в святемь крещении Василия, крестившаго всю Русскую". Они практически аналогичны.
Так вот, в этой похвале имеется отрывок, содержащий слова князя Владимира, отдаленно напоминающие искомую фразу. Однако же, они не имеет в своем смысле указанной антитезы. Владимир сравнивает свой образ жизни во времена язычества со зверством. Но не говорит о том, что стал человеком. Напротив - только просит научить его воле божьей и сравнивает себя не с человеком, а со зверем на поводке.
"В зверином (образе) пребывал, много зла творил в язычестве и жил, как скоты, нагим: Ты меня укротил и наказал Своею Благодатью. " При этом, представитель церкви диакон Мумриков и специалист Белицкая не считают это словами самого князя. Вот их мнение: "Молитва князя Владимира в ДЖ представляет собой как бы сокращенную редакцию похожего места в «Слове о Законе и Благодати» митрополита Илариона. Ср. в «Слове»: «Все страны Благой Бог наш помиловал и нас не презрел, восхотел – и спас нас, и в разумение Истины привел <...> Когда мы были слепы и истинного света не видели, но во лжи идольской блуждали <...> – помиловал нас Бог, и воссиял и в нас свет разума, чтобы познать Его <...> Когда мы претыкались на путях погибели, последуя бесам <...> – посетило нас человеколюбие Божие <...> И когда мы были подобно зверям и скотам <...> – послал Господь и нам заповеди, ведущие в Жизнь Вечную <...>»" И в оригинале эти слова принадлежали не Владимиру, а митрополиту Иллариону. Так что ссылаться на "Память" Мниха в качестве подтверждения подлинности искомой фразы - ошибочно со всей очевидностью. Оный источник скорее опровергает ее. Как и саму идею Легойды превращения человека через принятие христианства. По Мниху, крестившийся не становится из зверя человеком, но всего лишь оказывается посажен на цепь.
23) Антитеза перехода из зверя в человека есть у знаменитого псевдоязыческого сектанта Владимира Голякова, известного под вымышленым именем Богумил Голяк. В своей новоизобретенной истории славян, он, рассказывая об русах-арийцах каменного века и падающих метеоритах, так и назвал главу - "Из зверичей в людичи", почти дословно приведя искомую антитезу. Это было примерно в 2005-2006 году, значительно раньше, чем появилась статья Легойды. Значит ли это, что председатель синодального отдела РПЦ Владимир Легойда взял для своего героя князя Владимира Святославовича фразу современного сектанта Владимира Голякова? В свете того, что ни один известный мне источник по истории славян, кроме этого новодела, не содержит слов про зверя, ставшего человеком, такая версия становится вполне достоверной.
Что я хочу сказать напоследок? Всегда проверяйте информацию. Потому как такие вкусовые добавки, как запах ладана да колокольный звон не делают предоставляемые вам сведенья более подлинными или хотя бы достоверными.
(С) Скрытимир


Избиение Богумила Голяка под Изборском глазами его свиты
miolnulv
Как выглядит моя стычка с Голяком под Изборском глазами очевидца из числа вождиковой свиты.

1) Я, будучи безоружным одиночкой, совершил "групповое нападение" на группу вооруженных сектантов

2) Я напал "в толпе исподтишка"

3) Я "средь бела дня летел кулаками"

4) Я "руками орал за групповое нападение"

5) Я хватал руками (!) оператора, который снял момент удара.

Такое ощущение, что либо я какой-то ниндзя со странной анатомией (нападаю группой в толпе исподтишка, ору руками, лечу кулаками и вообще странно, что оператора я хватал тоже руками - моим левитативно-звуковым аппаратом), либо голытьбе со страху черт знает что померещилось. Кстати, сознались - видео с позором своего вождя у них есть. Предыдущие два, правда, они редактированные выложили: одно прерывается за день до голяковского опиздюливания, другое - за три минуты. Вряд ли у них хватит духу выложить все без монтажной резки. Это же не на пустой платформе в безопасности о победе трещать.













Я был зверь, а стал человек. Легойда - фальсификатор?
miolnulv
"Я был зверь, а стал человек". Кто сказал эти слова? Креститель Руси - равноапостольный князь Владимир Святославович? Или современный фашиствующий "волхв"? И причем тут представитель РПЦ Владимир Легойда?
Смотрите об этом в моем новом видео, которое я откровенно задолбался делать.


Неприятная для Владимира Голякова встреча со Скрытимиром в Изборске 28.07.2018
miolnulv
Ах да, совсем забыл! Ваш дорогой и горячо любимый Скрытимир волею богов столкнулся 28.07.2018 в Изборске с Владимиром Голяковым - самозванным "государем всех славян" и фальсификатором русской истории.
Ну, не знаю, как там этот Белоснежка ныть будет - всех он победил, или, наоборот, "жыды" его толпой обидели... А так, как все увидели тридцать человек экскурсантов и литераторов - пожалуй, расскажу.
Сначала наша литераторская группа была в экскурсии по изборской крепости. Из-за угла вывалилась голяцкая алкобратия в количестве четырех-пяти рыл. Голяк сразу попытался командовать экскурсией - "кричите", "прыгайте". Я просто вышел и очень мирно сказал: "вали отсюда, фашист". И фашист, понурившись, ушел. Но, видимо хлебнув где-то арийской храбрости, его шобла снова попалась навстречу экскурсии. Мы поприветствовали друг друга. Голяк меня - гнилой улыбкой. Я его - удачным левым хуком и вопросом: "Ну, чего? В Токсово ты храбрее был?"
Вобщем, нас растащили. Ну, как растащили? Голяк, скорчившийся за спинами своей тусовки визжал испуганной свиньей: "в милицию его волоките, в милицию!" А у меня на спине висел кто-то из нашей литературной братии, а на каждой руке, сначала, по голичу. Почему сначала? Потому что один легкий оказался, к вождю отправился, а второй сам отцепился потихому. Что удивительно, только один из голытьбы недолго пытался бычить. Другие больше лепетали - "да мы же не воюем!", "да что мы вам сделали?" Я напомнил им о "священной охоте", объявленной на мою семью, и предложил начать с меня. И совершенно уже обосравшийся "государь всех славян" верещал из-за спин своих друзей: "это ложь, это ложь, это все ложь".
Вобщем, литераторы меня все-таки сумели оттащить, так и не позволив продолжить хорошо начавшееся избиение "жреца славянского". А сам герой токсовской пустой платформы, так и не найдя в себе смелости хотя бы замахнуться, стал неожиданно... включать педофила! - "Сядь в мою машину! Сядь в мою машину!" - умоляюще стонал "государь". Решив продолжить эту увлекательную тему, я поднял с земли камень, дружески предупредив - "вали отсюда, фашист, пока цел!" А когда обернулся с камнем - брехливая псина уже сбежала. То ли подгузники менять, то ли фраза "вали, фашист" второй раз волшебным образом на него подействовала. Куда делась его шобла - так же не глядел. Наверное, побежали своему государю зад подтирать после нашей встречи, или ролик какой-нибудь победный монтировать.
Сам я, извините, видео не снимал. Ведь для этого надо быть уверенным, что драки не будет. А именно ею я и был занят.
Ну, а итог - что и ожидалось всегда: когда рядом нет милиции и пустой платформы с оператором, Голяк из "потомка Святослава" и "государя всех славян" превращается в брехливое ссыкло, не способное драться даже при поддержке трех-четырех своих соратников.
А дело, кстати, оказывается, было в день освобождения Изборска от фашистской оккупации. Даже не ожидал, что спустя более семидесяти лет так удачно поучаствую.

Словенское поле 2018. Скрытимир. Награждение. Ответ в день крещения Руси.
miolnulv
Итак, ваш дорогой и горячо любимый Скрытимир участвовал в литературном фестивале "Словенское поле 2018" и даже приволок оттуда очередную награду за свое языческое творчество. Но об этом и многих других интересных деталях - отдельно. Пока поговорим о самом фестивале. На большинстве развлекательных мероприятий я отсутствовал, предпочитая бегать по Пскову и фотографировать памятники архитектуры и экспонаты музеев. Но на официальной части все же появлялся. Если вы ждете восторженных соплей - это к другим очевидцам. Я пишу согласно своим вкусам и представлениям о правильном. Не нравится - не читайте. Не нравится, но читаете - ваши проблемы.
К самим организаторам только одна претензия - бесконечная терпимость к участникам, которая и породила на фестивале разброд и шатание, нарушение регламента и срывы программы. В остальном организаторы тратили много сил, нервов и денег, чтобы получилось действительно культурное мероприятие. И не их вина в том, что бескультурные участники полагали, что фестиваль будет вертеться вокруг каждого из них драгоценных.
Первый вечер - неформальные чтения мне не понравился категорически. Я оказался на роли полковой овчарки во время какофонического исполнения строем гимна - другого сравнения просто не приходит на ум. Было несколько неплохих авторов, хорошо выступили Даниил Розанецкий, Зинаида Варлыгина , Игорь Кабанов, и еще один бард, фамилии которого я, к сожалению, не запомнил. И выступления немногих дарований просто тонули в море остального мусора. Нет, я не говорю, что я великий и исключительный. Просто, я имею совесть не лезть на публику со стихами, которые образно и технически убоги. Такие я предпочитаю вообще уничтожать на стадии черновика. А здесь они все нашли признание. Рифмы класса "мафон-патефон", изъезженные серые темы, чтение либо в виде отрывочных гортанных выкриков (как при съемке советского фильма о Петре I), либо монотонно нарастающая долбежка словами.

Поведение участников так же оставляло желать лучшего. Не оставляло ощущение, что я оказался на шашлычной вечеринке, где помятые хвастуны, пошляки и бражники, оправдывают свою постоянную вульгарность спорным поэтическим даром. Выступив с внеконкурсной "Былиной", я, наконец, вырвался.

День второй - поездка к холму российской славы и в Изборск. Опять же я не виню организаторов - они все сделали правильно и многократно обо всем предварительно предупреждали. Что не помешало нескольким людям вопреки предупреждению оставить вещи в арендованном автобусе и проигнорировать призыв возвращаться в транспорт, в результате чего кто-то добирался на попутках и уже без вещей. Кто-то жаловался, что не попал на групповое фото, потому что долго ждал заказа в кафе (и проигнорировал предупреждение о начале фотографирования). Ну, и многочисленные попытки нарушить регламент выступления (особенно отличилась дама, норовившая многословно рассказать о православии и его роли). Дело закончилось тем, что организаторы, к моему удовольствию, начали строить особо поэтических вплоть до угрозы отключения микрофона. После этого мероприятие превратилось из вульгарной богемщины в прекрасный культурный фестиваль. Я особо отметил в качестве хорошо выступивших Розанецкого, Тобатову, Игоря Кабанова и Ксению Гильман. О своем расскажу отдельно.
И, кстати, отмотав чуть назад, могу отметить что на холме славы приходилось все время снимать православщину с ушей. Потому как речи многих авторов сводились к тому, что все достижения России от ее православия. Победа над фашизмом, открытия, достижения - все, якобы, по причине православия. Это было бы нормально, если бы в тот момент о своей вере говорили сами герои рассказов, а не сторонние люди, превратившие чужие подвиги в предмет личной спекуляции костями героев ради собственных религиозных убеждений.
Да, дважды сталкивался и с попыткой высказать мне о моих религиозных убеждениях. но это уже ничего не значит: я от чужого зубовного скрежета не перестал быть ни язычником, ни одним из победителей. А кого не устраивает, что язычники осмеливаются дышать и могут побеждать прочих людей на их собственном поле - пусть смирится, как ему завещано.
Так, возвращаясь к фестивалю.

День третий был проще и организованнее. На концерт я не пошел, от прогулке по реке отказался в пользу фотографирования памятников, а вручение дипломов и отчетные чтения прошли быстро и без накладок. Опять же отмечу выступление Ксениия Гильман - у девушки неплохие стихи и великолепный стиль их чтения.
Вот... А со своим чтением я изрядно напортачил - перепутал строку. Никто, кроме меня не заметил, но сам-то я в курсе... Впрочем, это уже моя полностью вина. На том для меня фестиваль и закончился. И после восьми часов дороги, три из которых заняли пробки, я приехал на работу с кратким заездом домой.





Всегда есть выбор - поступить так, как удобно, как всем понятно, как - незатратно и даже выгодно... Или же поступить так, как невыгодно, непросто, непонятно для окружающих, но зато - правильно и честно. И передо мной встал такой выбор. Фестиваль был приурочен ко дню крещения Руси, и 28 июля я мог прочесть любое из трех моих стихотворений, вышедших в финал. Например, я мог выбрать сильное - заведомо выйгрышное. Или мог прочесть трогательное - об умирающей у ребенка матери. А мог - простенькое и старое, про языческую богиню Мокошь.

Ехать за тристо километров, тратить деньги на дорогу и проживание - и все ради одного стихотворения. Выбирать. И что? Известность, аплодисменты, мнение судей, победу, наконец? Или - не отдать богов на поругание в день, специально назначенный государством для этого самого поругания?
Меня вы все хорошо знаете. На самом деле, в таких ситуациях я даже не выбираю.
И то, что на фестивале перед собранием людей в праздник христианского торжества со сцены прозвучали клич язычников Новгорода и посвящение языческому божеству, - кричит вам всем во весь голос о главном: христианство не побеждало русского язычества. Ни тогда, ни сейчас.





Мои награды за фестиваль Словенское поле 2018.




Античная механика. Часть 5. Заключительная.
miolnulv
Хотелось бы после грома битвы послушать, наконец, и тишины. В заключениях принято рафинировать информацию, делать выводы, красивым словесным выпадом завершать обличения. Я этого делать не буду. Вся информация дана выше. С источниками, авторами, датами. Вы сами вольны ею распорядиться - забыть, запомнить, поверить, проверить, неприянять, ошибочно счесть оскорблением или разжиганием. С этой статьей, как с найденной в дороге книгой, каждый поступит ровно так, насколько его наделила природа. Червяк не заметит лежащего труда. Обезьяна изорвет и изгадит книгу, даже не осознавая ее ценности. Люмпен пустит ее страницы на стельки или растопку. Средний обыватель полистает ее и скажет - "не мое, тяжело идет, не могу осилить". Дубовый мундирный бульдог будет привычно искать в ней крамолу. Праздный чтец проглотит содержащуюся там информацию и забудет. Но иногда случается то, для чего статьи и книги все же  пишутся - они находят своего читателя. И, вне зависимости от его вероисповедания, убеждений, должности и звания, эта информация будет жизненно востребована. Потому что он, в первую очередь будет человеком и читателем. А уж потом - приверженцем религии, сторонником убеждений или узником должности.
Читайте и думайте. Сомневайтесь и проверяйте. Не останавливайтесь на осознанном и ищите новую информацию. Ведь именно это умение выделяет человека из животного мира. Именно оно роднит вас с героями этой статьи - Героном, Ктесибием, Архимедом, Ипатией.  Никогда не заменяйте науку и человечность "чувствами верующих", поскольку это очень легко вернет вас на стартовый этап, с которого начался выход человека из животного мира. А может - зашвырнет вас далеко за эту границу.
А я... Наверное я просто хочу здесь вспомнить слова языческого императора Юлиана Отступника, который равно признавал научную сторону вещей и явлений, вместе с их правом на душу.
"Пусть и болтливая Эхо будет признана богиней, как ты предлагаешь, а если хочешь, - то и супругой Пана; я возражать не стану. Ибо хотя природа пытается убедить меня, что Эхо - не более как видимость отвечающего и отраженного голоса, который возник от колебания воздуха и возвращается к нашему слуху, все же я, убежденный словами древних и живущих теперь людей, а равно и твоими речами, склонен поверить, что Эхо - божество" (121).
Список литературы.
1) Энциклопедический словарь.
2) Ахмад аль Хассан. "Экспорт исламских технологий на Запад. Часть 2"
3) В. Д. Блаватский, Г. А Кошелко. "Открытие затонувшего мира"
4) Мадлен дю Шанте. "Жан Батист де Траверсе, министр флота российского"
5) В. Д. Блаватский, Г. А Кошелко. "Открытие затонувшего мира"
6) История развития теодолита. Статья с сайта http://eft-teodolit.ru/
7) Предназначение теодолита. Принципы действия, история, использование в геодезии. Статья с сайта http://geospb.ru/
8) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
9) The Horseless Age, New York: The Horseless Age Company, Volume 40, No. 1, (1917), p. 58 Robert Asher (2003). "Connecticut Inventors". Connecticut Humanities Council.
10) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
11) Питер Джеймс и Ник Торп. "Забытые изобретения".
12) История возникновения и развития водонагревателей. Статья с сайта https://teplo-spb.ru/
13) История водонагревателей. Статья с сайта http://www.know-house.ru/index.html
14) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
15) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
16) История вендинга. Статья с сайта http://www.market-manager.ru/
17) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
18) Б.М Соколов. Так же см. Историю виллы на официальном сайте http://www.villadestetivoli.info/storia.htm
19) Подборка по истории средневекового фонтана http://aldanov.livejournal.com/301198.html
20) Хождение на флорентийский собор неизвестного суздальца./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
21) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
22) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
23) Подборка по механизмам Леонардо да Винчи http://la-stryge.livejournal.com/29664.html
24) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
25)  Механические диковины. Музыкальные, часовые, анимационные механизмы XVII–XIX веков в собрании Государственного Эрмитажа. СПб., 2015. Каталоги временных выставок.
26) Хождение на флорентийский собор неизвестного суздальца./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
27) Хождения Авраамия Суздальского./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
28) С.Н. Зигуненко. Величайшие рукотворные чудеса.
30) A G Drachmann, M S Mahoney, Biography in Dictionary of Scientific Biography (New York 1970-1990).
31) Механические диковины. Музыкальные, часовые, анимационные механизмы XVII–XIX веков в собрании Государственного Эрмитажа. СПб., 2015. Каталоги временных выставок.
32) Тимошенко Михаил. Явление конвекции и примеры конвекции.
33) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
34) Гумилевский Л. Турбина Лаваля
35) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
36) Винт Архимеда. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
37) Афиней. Пир ученых.
38) Рассвет осадных технологий в Греции. Статья с сайта http://anticwar.ru
39) Сергей Житомирский. Ученый из Сиракуз. Архимед.
40) Уваров Д. Средневековые метательные машины западной Евразии.
41) История развития грузоподъемных механизмов. Статья с сайта https://mavego.ru
43) Альберт Шпилевский. Как изобретали планетарий. Журнал "Техника-молодежи" №11 2009 г.
44) Уваров Д. Средневековые метательные машины западной Евразии.
45) Статья "Архимед". Сайт мезея гидроэнергетики.  http://www.hydromuseum.ru/history-of-hydropower/ancient-ages/Pervie_otkritiya/arhimed
46) Анатолий Шейпак. История науки и техники. Энергомашиностроение
47) Питер Джеймс и Ник Торп. "Забытые изобретения".
48) Ильин Михаил. Рассказы о вещах.
49) Там же
50) Легенды: клепсидра. http://the-legends.ru/articles/571/klepsidra/
51) Выстрел в воздух: самолётомёты // Популярная механика, 2006 https://www.popmech.ru/weapon/5717-vystrel-v-vozdukh-samoletomety/
52) Нечаев Р.Ю. Коллекция умывальников в фондах музея-заповедника, а так же Филон Византийский http://ancientrome.ru/dictio/article.htm?a=358777134
53) Питер Джеймс и Ник Торп. "Забытые изобретения"
54) Взято из учебника Авдиева, Бокщанина и Пикуса.
55) Г. Линде, Э. Бреттшнейдер
56) Апперовы консервы// Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
57) Дарья Несель. Александрийский маяк - фаросское чудо света. https://turako.ru/aleksandrijskij-mayak-podobnyj-zvezde/
58) Александрийский маяк. http://interesnyefakty.org/sem-chudes-sveta-aleksandriyskiy-mayak/
59) Особенности инженерного искусства античного мира, Античные водопровод и канализация на примере отдельно взятого городишки у моря. (ч.1 http://pompeii.ru/urbanistica/aqua01.htm,    ч.2 http://pompeii.ru/urbanistica/aqua02.htm, ч.3  http://pompeii.ru/urbanistica/aqua03.htm,   ч.4 http://pompeii.ru/urbanistica/aqua04.htm, а так же Как перегонялась вода//Проект "Дилетант" (http://diletant.media/articles/34646456/)
60) Хожения гостя Василия в Малую Азию, Египет и Палестину/Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
61) И. Богданов. Unitas, или Краткая история туалета.
62) История канализации (https://dc-region.ru/istoriya-kanalizatsii)
63) История создания лондонской канализации (http://polypipe.info/history/404-istoriyasozdanijalondonskojkanalizacii), Британская энциклопедия (https://www.britannica.com/biography/Joseph-William-Bazalgette)
64) Взято из учебника Авдиева, Бокщанина и Пикуса.
65) Когда появились уличные фонари.// Вокруг Света. 19.09.2007
66) Хожения гостя Василия в Малую Азию, Египет и Палестину/Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
67) Базилевская Н. А., Белоконь И. П., Щербакова А. А. Краткая история ботаники, Ботаника//Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, Феофраст.  Характеры  /  Перев.,  статья  ипримеч. Стратановского Г.А. - Л.: Наука, 1974.
68) Храмов Ю. А. Стратон из Лампсака по прозвищу «Физик» // Физики: Биографический справочник / Под ред. А. И. Ахиезера
69) Аристарх Самосский (взято с ресурса ПОИВС http://poivs.tsput.ru/ru/Math/NumberTheory/Events/Ancient/Aristarh).
70) Энциклопедический словарь. 2009.
71) Вильям Тарн.  Эллинистическая цивилизация. Перевод с английского С.А. Лясковского.  Предисловие проф. С.И. Ковалева. -   М.:  Издательство иностранной литературы, 1949
72) Герофил//История медицины (http://historymed.ru/encyclopedia/doctors/index.php?ELEMENT_ID=4829)
73) Эрасистрат//Энциклопедия "Кругосвет" (http://www.krugosvet.ru/enc/medicina/ERASISTRAT.html)
74) Гиппарх (взято с ресурса ПОИВС http://poivs.tsput.ru/ru/Math/NumberTheory/Events/Ancient/Gipparh)
75) Посидоний// Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
76) Я. А. Ленцман. Расшифровка крито-микенских надписей. Для сравнения культурного Греции 8 в.до н.э. и Крита 15-12 в до н.э - .И Соколов. Олимпия и Дж. Пендлбери. Археология Крита.
77) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского. И  Терри С. Рейнолдс//Средневековые корни промышленной революции
78) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского. И Раль Пейн-Голлуэй. Книга арбалетов.
79) Дмитрий Романенко. Забытые изобретения Герона Александрийского.
80)  Перипл Эритрейского моря, 57, Плиний Старший. VI, 26
81) Витрувий. Колесо Витрувия.//Музей гидроэнергетики (http://www.hydromuseum.ru/history-of-hydropower/ancient-ages/Pervie_otkritiya/vitruvii-koleso-vitruviya), Страбон. Геограия. Книга 12., Терри С. Рейнолдс//Средневековые корни промышленной революции.
82) Г.Г Литаврин. Как жили византийцы.
83) Анонимное хождение в Царьград./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
84) Коментарии к "Хождению..." А.И Прокофьева (http://www.vostlit.info/Texts/rus2/Hozenija/XIII/Anonim_Cargrad/text.phtml)
85) Анонимное хождение в Царьград./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
86) Коментарии к "Хождению..." А.И Прокофьева (http://www.vostlit.info/Texts/rus2/Hozenija/XIII/Anonim_Cargrad/text.phtml)
87) Анонимное хождение в Царьград./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
88) Там же.
89) Там же
90) Хождение Игнатия Смолянина в Царьград./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
91) Пименово хождения в Царьград./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
92) Хождение Зосимы в Царьград, Афон и Палестину./Книга Хождений - М.: "Советская Россия", 1984 г.
93) Там же.
94) Там же.
95)Там же.
96) Д. Белл, Э. Тофлер.
97) Уатт// Большая советская энциклопедия.
98) Под ред. В.И Авдиева, А.Г Бокщанина, Н.Н. Пикуса. Москва, "Высшая школа", 1972 г.
99) Г.Г Литаврин. Как жили византийцы.
100) К. Маркс Наемный труд и капитал,  Ковалев С.И. История Рима
101) Ковалев С.И. История Рима
102) К. Маркс Наемный труд и капитал
103) Луддиты// Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Энциклопедический словарь
104) Великое переселение народов (II-(375 г.) – VII вв. Варварские королевства (http://www.istmira.com/lekcii-po-istorii-srednix-vekov/1851-velikoe-pereselenie-narodov-ii-375-g-vii-vv.html)
105) Большая Российская Энциклопедия.
106) Дано по учебнику по философии, разработанный В.Г. Нецветаевым (кандидат философских наук).
107) Сократ Схоластик. Церковная История (гл.16).
108) Руфин Аквилейский. Церковная история (кн. вторая (одиннадцатая)).
109) Павел. Орозий. История против язычников. (книга 6)
110) Свида. Тета, 205
111) Свида. Ипсилон, 166. Свида, Ипсилон 579.
112) Преображенский П. Ф. Вступление. // Кингсли Ч., Маутнер Ф. Ипатия. — Харьков: Паритет, 1994.
113) Письмо Юлиана Отступника Порфирию Католику.
114) Дано по Г.Н. Матюшину
115) Дано по В. Е Ларичеву и и Г. Н. Матюшкину
116) Дано по В. И Рутенбургу, И. П. Вороницину и Г. Н. Матюшкину.
117) Амальрик А.С., Монгайт А.Л. 'В поисках исчезнувших цивилизаций' - Москва: Издательство Академии наук, 1959
118) Е. Ф. Грекулов. Православная церковь — враг просвещения. Академия наук СССР. Научно-популярная серия. Издательство АН СССР. М.: 1962 г.
119) Г. Н. Матюшкин
120) Дано по Г. Н. Матюшкину,Амальрик А.С., Монгайт А.Л.
121) Письмо Юлиана отступника Георгию прокуратору.

(С) Скрытимир